Субъекты гражданского права в ГК 1922 г.: а) физические лица, б) юридические лица.

Субъекты гражданского права в ГК 1922 г.:
а) физические лица,
б) юридические лица.
Советское гражданское право узаконило широкое вмешательство государства в гражданско-правовые отношения, существенно ограничило свободу частной собственности. ГК РСФСР 1922 г. делит субъекты гражданских правоотношений на физические и юридические лица. Это деление не явилось чем-то новым в гражданском праве, интерес представляет объем прав и обязанностей, закрепляемых государством за участниками гражданских правоотношений.
Решающая роль при определении гражданской правоспособности «физических лиц» принадлежала ст. 1 и 4 ГК, в которых был сформулирован классовый подход советского государства. С точки зрения нужд хозяйственной политики 20-х годов основной задачей ГК считалось регулирование деятельности «частников». В Кодексе закреплена равная для всех граждан правоспособность, на объем которой не оказывало влияние ограничение гражданина в политических правах. Последнее было возможно только по приговору суда.
Однако гражданская правоспособность по ГК РСФСР 1922 г. была ограничена, она касалась лишь имущественных прав. Личные неимущественные права не охранялись законом.
Имущественная правоспособность была ограничена теми пределами, которые соответствовали интересам социалистического государства.
ГК РСФСР 1922 г. по сравнению с советским законодательством предшествующего периода более четко определяет круг юридических лиц, которые делились:
а) государственные (госпредприятия, тресты, синдикаты, местные Советы, торговые организации);
б) частные (акционерные общества, товарищества);
в) смешанные;
г) общественные (кооперативно-колхозные предприятия, органы партийных, профсоюзных организаций).
Юридические и физические лица занимали в Кодексе примерно равное место, но со временем роль юридических лиц значительно возросла.
Физическое лицо могло выступить не только носителем собственных прав, но и представителем другого лица или организации, как должностное лицо или как представитель власти. Следовательно, представитель физического лица, ор¬ганизации, государственного органа или должностного лица помимо собственного правового статуса приобретает также некоторые права и обязанности, входящие в правовой статус вышеперечисленных субъектов права. Например, директор предприятия или председатель правления колхоза вправе от имени организации осуществлять сделки по оперативно-хо¬зяйственному использованию общественного имущества.
Гражданский кодекс РСФСР 1922 года детально характе¬ризует юридические лица как субъекты гражданских право¬отношений по сравнению с предыдущим законодательством в этой области. Наряду с государственными предприятиями, учреждениями и организациями ГК говорит ещё и о частных юридических лицах. таким образом, в советском праве воз¬никла следующая классификация юридических лиц:
В зависимости от состава образующих их членов юриди¬ческие лица делились на: а) государственные, к которым от¬носились местные Советы и их исполкомы, государственные предприятия, торговые организации, а позднее -тресты и син¬дикаты; б) частные, к которым относились товарищества и ак-ционерные общества; в) смешанные, которые образовывались при участии как частного, так и государственного капитала; г) общественные, к которым относились как кооперативно-кол¬хозные предприятия, так и органы общественных, партийных, профсоюзных организаций.
В зависимости от устройства и целей юридические лица делились на а) товарищества, акционерные общества; б) госу¬дарственные предприятия; в) тресты; г) комбинаты; д) синди¬каты; е) земледельческие общества; ж) организации и учреждения.
А.Г. Гойхбарг, тщательно изучая проект подготовленно¬го Гражданского кодекса, уделял особое внимание частным юридическим лицам. По его мнению, именно они были более всего ограничены в правоспособности. Автор не оставил без внимания и государственные юридические лица, а именно на¬ционализированные крупные промышленные предприятия, переведённые на хозяйственный расчёт. Данные предприятия признавались им самостоятельными и полностью отвечающи¬ми по своим обязательствам. Обязанность по обязательствам, принадлежащая хозрасчётным предприятиям, объяснялась А.Г. Гойхбаргом следующим образом: «Если бы каждая от¬расль промышленности знала, что если она вылетит в трубу, то за это отвечает всё государство, тогда никакого стимула не было бы для всей этой отрасли промышленности действовать хозяйственным образом».
В статье 13 (в окончательной редакции ст. 14) определя¬лись признаки юридического лица. На IV сессии ВЦИК 9-го созыва отдельные положения данной нормы были уточнены: «Чтобы устранить всякие недоразумения, что будто бы про¬фсоюзы не могут существовать на основании этой статьи».
Юридическое лицо было обязано иметь устав, регулиру¬ющий его деятельность. Позже ВЦИК добавил и такую обя¬занность юридического лица, как обязанность иметь ещё и положение. Эти уставные документы должны были быть либо утверждены, либо зарегистрированы. Юридическими лицами являлись и товарищества, в том числе и акционерные обще¬ства, создание которых оформлялось договором.
Статья 19 ГК была посвящена государственным предпри¬ятиям и их объединениям, переведённым на хозрасчёт. А вот о государственных органах и смешанных предприятиях в ко¬дексе нет никакой информации. В связи с этой неполнотой законодательного акта сразу же после принятия ГК возникла необходимость издания множества нормативно-правовых ак¬тов, которые уточняли суть несовершенных статей ГК. Самым главным недостатком ГК, пожалуй, было то, что он не разде¬лял юридические лица на государственные и частные. Позже это было сделано в подведомственных нормативно-правовых актах. Вследствие отсутствия подобного разграничения в тек¬сте государственные и частные предприятия, по сути, при¬равнивались друг к другу, хотя очевидно, что статус первых в гражданском обороте был куда более значимым. В судебной практике также можно найти уточнение по поводу статуса го¬сударственных и частных юридических лиц. Так, Пленум Вер-ховного Суда РСФСР от третьего ноября 1923 года постановил, что «всякое акционерное общество является частным юриди¬ческим лицом, если устав акционерного общества допускает вступление частного капитала».
Со временем подзаконные акты закрепили правовое по¬ложение советских учреждений с правами юридического лица. Складывалась ситуация, когда каждый нормативно¬правовой акт должен был конкретизировать объём прав и обязанностей, принадлежащих тому государственному орга¬ну, которому нормативно-правовой акт был посвящён. К при¬меру, «в области частноправовой губернский исполнительный комитет пользуется всеми правами юридического лица», «центральное издательство народов Союза ССР… пользуется всеми правами юридического лица» и т.д.
Создание трестов и синдикатов не повлияло на внесение значительных изменений в Гражданский кодекс.
Что касается правоспособности юридических лиц, то они были наделены законодателем не общей, а специальной правоспособностью. Закон строго устанавливал обязанность юридического лица действовать в соответствии с теми целями, которые определены в его уставе. В противном случае «суще¬ствование юридического лица может быть прекращено соот¬ветственным органом государственной власти».
В соответствии со ст.19 ГК государственные предприятия, переведённые на хозрасчёт, за свои долги отвечали лишь тем имуществом, которое находилось в их свободном распоряже¬нии. Тем самым законодатель исключил возможность обра¬щения взыскания на основные фонды. Эти меры были пред-приняты советским правительством с целью недопущения перехода национализированного имущества в руки частников.
Трудно не признать, что далеко не все нормы ГК, по¬свящённые правовому статусу субъектов гражданско-право¬вых отношений, были тщательно разработаны в кодексе. По¬сле войны был очень распространён случай так называемого «безвестного отсутствия». однако сам термин «безвестное отсутствие» только слегка упоминался в ст.12 Гражданского кодекса. Важный вопрос о местонахождении юридического лица также не был достаточно освещён в тексте кодекса, что являлось большим его недостатком. В ранние годы советской власти, когда ещё не до конца была ясна роль юридических лиц в хозяйственной деятельности государства, такая несовер¬шенная их характеристика в законе была вполне объяснима. Но в будущем все эти пробелы права нельзя было оставлять без внимания. Внести уточнения в кодекс можно было двумя способами: либо посредством его изменения, либо путём из¬дания конкретизирующих подзаконных нормативно-право¬вых актов.
Второй способ оказался менее сложным. Практически любой из высших органов власти имел право принимать по¬становления, разъяснения и другие нормативно-правовые акты. Совершенно естественно, что зачастую множество этих документов противоречили друг другу, что создавало некото¬рую неразбериху.
Таким образом, кодекс был дополнен множеством уточ¬няющих нормативно-правовых актов, поскольку непосред¬ственно сам его текст ни разу не подвергался изменению. Спустя некоторое время значение юридических лиц возросло настолько, что Ф. Вольфсон в своё время писал так: «Юридиче-ское лицо заслонило собой лицо фактическое».
В ходе рассмотрения данной темы стало совершенно оче¬видно, что советские исследователи в области гражданского права сходились во мнении о том, что субъекты гражданских правоотношений делятся на физические и юридические лица. Разница лишь в том, что использовали они при этом разную терминологию. Большой интерес представляет объём прав, которым этих субъектов наделял Гражданский кодекс 1922 года. Гражданское право того периода носило не просто клас¬совый характер, а ярко выраженный классовый характер, пре¬следуя больше всего свои собственные интересы, но во благо советского общества. В этом и состояла его особенность. од¬нако нельзя сказать, что советскому государству не удалось достигнуть всеобщего блага, наоборот – осуществляя свою политику и возвышая себя над другими субъектами права, оно успешно реализовало свои благие цели. Итак, обладая классовым характером, советское гражданское право надели¬ло субъектов различным объёмом прав и обязанностей. Но более всего исследователя интересует именно объём прав, то есть мера возможного поведения субъекта. Сразу стоит отме¬тить, что среди рассмотренных точек зрения на субъектный со¬став гражданских правоотношений среди советских юристов нет глубоких рассуждений о том, какое место занимает сре¬ди них Советское государство. Исходя из основополагающих принципов гражданского права, оно также являлось одним из субъектов правоотношений. При этом субъекты гражданских правоотношений признавались равноправными. В ходе ис¬следования сложилась несколько иная классификация. Субъ¬екты гражданских правоотношений – это физические, юри¬дические лица, а также Советское государство, как отдельный субъект. Советское государство превалировало над остальны¬ми субъектами. При этом под Советским государством пони¬маются как все государственные органы, предприятия, так и должностные лица. Советское государство наделялось самым большим объёмом прав по причине, которая уже была опи-сана выше. В некоторых странах проблема неравенства субъек¬тов гражданских правоотношений негласно существовала на протяжении всей их истории. Хотя вопрос спорный: является ли это действительно проблемой?
С большим опасением законодатель относился к част¬ным юридическим лицам, чьё существование в период НЭПа он всё-таки допускал в небольших количествах. Поэтому вся политика Советского государства стремилась максимально ограничить в правах частное юридическое лицо, однако не лишить его возможности существования с целью сохранения своего демократического облика.