Семинар №11-12 (тема 6) Доказательства и доказывание в уголовном судопроизводстве

  1. Понятие и цели доказывания в уголовном процессе.

Доказывание, представляющее собой сердцевину уголовно-процессуальной деятельности, в качестве одного из важнейших элементов включает собирание доказательств: их обнаружение либо истребование, или принятие и закрепление (фиксацию). Значение этого элемента определяется тем, что все последующие операции с доказательствами – их проверка, оценка и использование – осуществляются только по отношению к уже собранным доказательствам.

Целью доказывания является достижение истины, т.е. установление всех фактических обстоятельств расследуемого события в точном соответствии с действительностью. В уголовном судопроизводстве эта цель достигается только в результате доказывания. Средствами ее достижения являются доказательства – полученные указанными в законе органами и лицами в определенном уголовно-процессуальным законом порядке фактические данные об имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельствах.

Объективная истина как цель доказывания

Под объективной истиной понимается такое содержание человеческих знаний, которое правильно отражает объективную действительность и не зависит от субъекта, не зависит ни от человека, ни от человечества.

Установить истину в уголовном процессе означает познать прошедшее событие и все обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу в соответствии с тем, как они имели место в действительности.

Установления обстоятельств дела такими, какими они были в действительности, составляет содержание объективной истины в уголовном процессе.

Истина в уголовном процессе содержит не общие законы, что характерно для научной истины, а отдельные конкретные факты, важные для разрешения данного дела.

Можно, таким образом, утверждать, что истина в уголовном процессе есть истина конкретная, практическая. Для установлений этой истины используются общие законы познания и особые правила уголовно-процессуального доказывания.

Методологические основы познавательной деятельности находят свое выражение в ряде правовых требований. Чтобы знать предмет, необходимо вникнуть в его сущность, охватить все связи и опосредования. В уголовном процессе этот диалектический закон познания выражен в требовании всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Основу правовых гарантий установления истины составляет система правовых принципов судопроизводства, каждый из которых имеет определенное значение в обеспечении истинных выводов.

Для всестороннего, полного, объективного исследования обстоятельств дела важное значение имеет прохождения дела по стадиям, каждая из которых выполняет определенную роль в собирании, проверке и оценке доказательств. Особое место среди всех стадий занимает судебное разбирательство в суде первой инстанции, где признание лица виновным и назначение ему наказания происходит в наиболее благоприятных условиях для достоверного познания обстоятельств дела.

К этим условиям относятся устное, непосредственное рассмотрение дела при равенстве и состязательности сторон и независимости суда.

В числе гарантии установления истины по делу важное место занимает и деятельность вышестоящих судов, проверяющих, была ли соблюдена надлежащая правовая процедура при рассмотрении и разрешении дела. Нарушение правил доказательственной деятельности порождает сомнения в достоверности выводов, что влечет за собой определенные правовые последствия.

Содержанием процессуального доказывания является познание обстоятельств преступления, осуществляемое специально уполномоченными должностными лицами (дознавателем, следователем, прокурором и судом) в особой процессуальной форме и состоящее в собирании, проверке, оценке, а также в использовании совокупности доказательств для принятия процессуальных решений, а также для законного и обоснованного разрешения уголовного дела.[1]

В этой деятельности имеют право принимать участие подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители путем собирания и представления письменных документов и предметов для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.

Кроме того, защитник имеет право собирать доказательства путем: получения предметов, документов и иных сведений; опроса лиц с их согласия; истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии (ст. 86 УПК).

Результатом деятельности субъектов уголовного процесса, целью доказывания, является установление истины по уголовному делу, т.е. установление объективно имевших место событий в их действительной последовательности.

Уголовно-процессуальный закон предусматривает, что доказывать должны стороны, а суд только разрешать вопрос о доказанности вины, однако, это может быть осуществлено лишь при условии, что стороны обладают равными возможностями в собирании и представлении доказательств. Именно так обстоит дело в уголовном процессе англо-саксонских стран, где отыскание доказательственного материала осуществляется усилиями сторон на досудебных этапах производства и в непроцессуальной форме, доказывание же, т.е. оперирование доказательствами, начинается непосредственно в суде.

Однако, в континентальных странах Европы, в т.ч. и в России сложился иной тип процесса: сбор доказательств и формулирование на их основе обвинения осуществляется в процессуальной форме в досудебном предварительном производстве. Поэтому уголовное дело, направляемое в суд, уже содержит в себе доказательства, обосновывающие виновность обвиняемого, собранные на предварительном следствии.

  1. Субъекты доказывания. Классификация субъектов доказывания.

Определив понятие субъектов доказывания, возможно перейти к проблеме их классификации. При этом, думается, проблема классификации субъектов процессуального доказывания производна от проблемы классификации участников уголовного судопроизводства вообще.

Субъект процесса, по нашему мнению, это лицо, имеющее в уголовном судопроизводстве права и обязанности, то есть являющееся участником уголовно-процессуальных правоотношений. Наиболее четким критерием, позволяющим охватить единой классификацией всех субъектов уголовного процесса, является функциональный критерий, то есть указание на осуществление лицом той или иной процессуальной функции. В соответствии с функциональным критерием всех участников уголовного процесса можно подразделить на следующие группы: 1) участники, осуществляющие функцию обвинения по уголовному делу; 2) участники, осуществляющие функцию защиты; 3) участники, выполняющие функцию разрешения дела; 4) иные участники, способствующие осуществлению задач уголовного судопроизводства.

В юридической литературе предлагаются различные варианты классификации субъектов доказывания на основе следующих критериев.

Так, по отношению субъектов к обязанности доказывания они подразделяются на: а) лиц, несущих обязанность доказывания; б) лиц, на которых лежит обязанность лишь участия в доказывании; в) лиц, освобожденных от такой обязанности. По пути получения знаний о рассматриваемых обстоятельствах и цели доказывания субъекты делятся на две основные группы: а) органы суда, прокуратуры и предварительного расследования; б) иные участники процесса . По процессуальным интересам субъекты уголовно-процессуального доказывания в одних работах делятся на две группы: а) государственные органы; б) другие лица, участвующие «в доказывании для защиты своих или представляемых законных интересов» , а в других – выделяется ещё одна группа, включающая в себя лиц, представляющих в уголовном деле общественные интересы .

Данные классификации были предложены несколько десятилетий назад и поэтому, очевидно, что в настоящее время они требуют критического пересмотра с учетом положений нового УПК РФ.

Анализируя классификацию по отношению субъектов к обязанности доказывания, следует отметить, что она и сейчас имеет право на существование, но тем не менее, не лишена серьезных недостатков. Так, недостаточно обоснованным представляется выделение первых двух групп субъектов (лиц, несущих обязанность доказывания, и лиц, на которых лежит обязанность участия в доказывании), поскольку отсутствуют явные отличия между ними даже с точки зрения русского языка – лица, несущие обязанность в доказывании не могут не участвовать в последнем.

Классификация по пути получения знаний о рассматриваемых обстоятельствах и цели доказывания, предложенная П. А. Лупинской, в настоящее время представляется весьма спорной. Разделение субъектов по цели доказывания, на наш взгляд, вообще вряд ли возможно, так как цель доказывания не является нормативной категорией, закон более не определяет задачей доказательственной деятельности суда и органов предварительного расследования достижение объективной истины по делу. Кроме того, несложно заметить, что отнесение тех или иных участников процесса к определенной группе субъектов доказывания в рамках данной классификации основано, по сути, на весьма неудачной попытке законодательной классификации участников уголовного судопроизводства, предпринятой в УПК РСФСР. Напомним, что для УПК РСФСР категория «стороны» не была характерна, она присутствовала только в разделе X «Производство в суде присяжных», в остальном же для обозначения таких субъектов, как обвиняемый, его защитник, потерпевший, гражданский истец и ответчик, их представители, переводчик использовался термин «участники процесса». Что же касается суда, прокурора, следователя, дознавателя, то их УПК РСФСР участниками процесса не называл, а в учебной литературе они объединялись в одну классификационную группу на том основании, что они являются должностными лицами или органами государства. УПК РФ содержит совершенно иной подход – все субъекты уголовно-процессуальной деятельности объединены в одном разделе и подразделены на три группы (каждой из которых посвящена отдельная глава) – суд, участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения и участники процесса со стороны защиты, что обусловлено, по-видимому, желанием законодателя усилить состязательные начала уголовного процесса и обозначить равноправие обеих сторон перед судом.

Классификация субъектов уголовно-процессуального доказывания по процессуальным интересам также представляется достаточно спорной. Авторы данной классификации имели в виду отстаивание субъектом доказывания собственного или представляемого процессуального интереса, причем, следуя указанной конструкции, прокурор и органы предварительного расследования общественных интересов в уголовном процессе не представляют, что, безусловно, не соответствует действительности. Категория интереса в праве имеет ключевое значение для разграничения отраслей частного и публичного права и соответствующего способа регулирования общественных отношений. В уголовном процессе его участники на стороне защиты и на стороне обвинения преследуют в своей деятельности, в т.ч. и в деятельности доказательственной, публичные либо частные интересы. Так, потерпевший, частный обвинитель, обвиняемый, защитник, гражданский истец и ответчик, их представители преследуют в уголовном судопроизводстве цель защиты собственного или представляемого частного интереса, т.е. интереса (пользы, блага) конкретных индивидов, физических или юридических лиц. Прокурор, следователь, начальник следственного отдела, дознаватель, орган дознания, участвуя в доказывании, отстаивают нарушенный преступлением публичный (общественный или государственный) интерес. Суд же в силу принципа состязательности и самой природы судебной власти, не должен и не может представлять чьих-либо интересов, он выступает арбитром в споре сторон. Таким образом, критерием интереса невозможно охватить всех субъектов уголовно-процессуального доказывания, ибо из этого перечня в рамках подобной классификации будет выпадать суд, выступающий одним из ключевых субъектов доказывания.

Нам представляется, что при классификации субъектов доказывания необходимо опираться на классификацию субъектов уголовного процесса в целом, определенную законодателем в разделе II УПК РФ, т.е. также использовать функциональный критерий.

Таким образом, руководствуясь сформулированным определением понятия субъектов доказывания и классификацией участников уголовного процесса на основе действующего уголовно-процессуального закона, представляется возможным классифицировать субъектов (участников) доказывания на три группы:

1) субъекты уголовно-процессуального доказывания со стороны обвинения – прокурор (государственный обвинитель), следователь, начальник следственного отдела, дознаватель, потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец, а так же их представители и законные представители; 2) субъекты уголовно-процессуального доказывания со стороны защиты – подозреваемый, обвиняемый, их защитники и (или) законные представители, гражданский ответчик, его представитель  3) суд как орган, осуществляющий правосудие и разрешающий дело по существу.

 

  1. Суд как субъект доказывания.

Признание уголовного судопроизводства состязательным привело не только к размежеванию процессуальных функций правосудия и уголовного преследования, но и к легализации презумпции невиновности, как основного начала такой организации уголовного процесса, при которой бремя доказывания лежит на одной из сторон. В силу положения ст. 86-88 УПК собирание, проверку и оценку доказательств осуществляют не только дознаватель, следователь, прокурор, но и суд.

Уголовно-процессуальное законодательство исходит из того, что суд – это любой суд общей юрисдикции, рассматривающий уголовное дело по существу и выносящий решения, предусмотренные УПК. «Суд стоит над сторонами в процессе, он судит, а не доказывает, ему принадлежит лишь на стадии судебного следствия функция исследования и оценки представляемых сторонами доказательств. Но реализация этой функции еще не означает участия в доказывании, поскольку суд не должен собирать доказательства, т.е. формировать доказательственную базу обвинения и защиты».

Определение роли суда в доказывании как пассивного рефери сторон обвинения и защиты «есть поощрение сильного, но не правого». Вряд ли можно согласиться с тем, что в настоящее время «существенно снижается публичный характер деятельности судебных органов».

Прежде всего, необходимо отметить, что российский законодатель называет суд субъектом всех трех нормативно установленных этапов доказывания, целью которых, как указывает ст. 85 УПК, является установление обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу (ст. 73 УПК). Такое установление происходит посредством собирания судом наряду с другими субъектами доказывания доказательств, их проверки и оценки. Кроме того, суд называется в числе субъектов уголовного процесса, правомочных в определенном законом порядке устанавливать обстоятельства по уголовному делу на основе соответствующих сведений, в качестве которых выступают доказательства. Совсем не случайно суд имеет право в процессе судебного следствия производить следственные действия, причем не только по ходатайству сторон, но и по собственной инициативе.

Для процесса доказывания крайне важно, что только суд, в том числе в ходе досудебного производства, правомочен принимать решения: · о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы; · о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц; · о производстве обыска и (или) выемки в жилище; · о производстве выемки заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи; · о производстве выемки предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, а также предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях; · о наложении ареста на корреспонденцию, разрешении на ее осмотр и выемку в учреждениях связи; · о наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях; · о временном отстранении подозреваемого или обвиняемого от должности; · о контроле и записи телефонных и иных переговоров.

«Суд не должен ограничиваться ролью бесстрастного и безынициативного арбитра, равнодушного к истине, а должен предпринимать все меры к ее установлению, особенно при недостаточности или недоброкачественности доказательственного материала, представленного сторонами». Далее, если исходить только из того, что суд несет ответственность за доказывание (а иного быть не может, так как в случае обжалования решение может быть отменено), то уже этого достаточно для того, чтобы признать суд субъектом доказывания». «Слишком велика цена судебного документа, чтобы пренебречь педантичным продумыванием всех версий».

Чтобы принять обоснованное решение по уголовному делу, суд должен познать и доказать его событийную сущность. Очевидно, есть все основания согласиться с С.А. Шейфером, что «при всем различии в содержании и социальной значимости функций органов расследования и суда (первые осуществляют уголовное преследование, а суд разрешает спор между обвинением и защитой) есть нечто, в чем проявляется их взаимодействие: каждый из них осуществляет особый познавательный цикл, двигаясь последовательно к справедливому разрешению конфликта в сфере права. Вопреки утверждениям некоторых авторов, доказательства собирает не только следователь, но и суд».

Специфика познания судом обстоятельств по уголовному делу, все произведенные при этом действия и принятые решения отражаются в протоколе судебного заседания (ст. 259 УПК), который сам по себе является доказательством по этому делу (ч. 2 ст. 74, ст. 83 УПК). Получается, что даже из формальных соображений суду нельзя отказать в праве формировать (собирать) доказательства, в том числе по собственной инициативе. Ю.К. Орлов утверждает, что «состязательность в уголовном процессе должна не исключать, а предполагать активность суда в собирании доказательств и его обязанность принимать все меры к установлению истины по делу». Пытаясь правильно разрешить правовой спор между сторонами, суд в установленном законом порядке проверяет утверждения сторон обвинения и защиты. Эту деятельность он осуществляет посредством проверки и анализа представленных ими доказательств. Как отмечает В.А. Азаров, «судебный контроль качества доказательств может быть квалифицирован как центральная часть процесса доказывания, охватывающая такие его элементы, как проверка и оценка».

Действие суда в процессе разбирательства заключается в проверке относимости, допустимости и достоверности доказательств, а также в их оценке. Тем не менее, не редко участники уголовного процесса критикуют судей в их пассивном участии в деле, однако данный тезис не совсем корректен, в силу того, что функции суда относительно собирания доказательств в процессе весьма существенно ограничены. И. Б. Михайловская считает, что законодатель признал суд таким же субъектом собирания доказательств, как дознаватель, следователь и прокурор. Этой же позиции придерживается и С.Б. Россинский. Однако, Петрухин предполагает, что в состязательном судопроизводстве «исследование доказательств производят стороны, а судья лишь следит чтобы при этом не нарушался процессуальный регламент. Тем не менее, суд продолжает оставаться субъектом доказывания в уголовном судопроизводстве с вытекающими отсюда последствиями, а не является сторонним наблюдателем.

Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. По моему мнению, суд является полноценным субъектом доказывания в уголовном процессе, что позволяет ему принимать законные, обоснованные и справедливые решения по уголовному делу и в связи с ним.

 

  1. Субъекты доказывания со стороны обвинения, защищающие свой интерес или интерес представляемых ими лиц.

Обвинение – это утверждение о совершенном определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в установленном процессуальным законом порядке (п.22 ст.5 УПК).

Обвинение как процессуальная деятельность и функция возникает в подавляющем большинстве случаев по всем делам публичного и частно-публичного обвинения в досудебных стадиях уголовного процесса и реализуется в ходе предварительного расследования, проявляясь в процессуально-правовой форме с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого или составления обвинительного акта.

Возникнув в стадии предварительного расследования, обвинение осуществляется непрерывно на протяжении ряда последующих стадий, особенно в ходе судебного разбирательства.

Прокурор (ст. 37 УПК РФ) является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной УПК, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

Следователь (ст.38 УПК РФ) – должностное лицо, уполномоченное в пределах компетенции, предусмотренной УПК РФ, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу.

Руководитель следственного органа (ст.39 УПК РФ) – должностное лицо, возглавляющее соответствующее следственное подразделение, а также его заместитель.

Органы дознания (ст.40 УПК РФ) – государственные органы и должностные лица, уполномоченные в соответствии с УПК РФ осуществлять дознание и другие процессуальные полномочия (п.24 ст.5 УПК РФ).

Начальник подразделения дознания (ст.40.1 УПК РФ) – должностное лицо органа дознания, возглавляющее соответствующее специализированное подразделение, которое осуществляет предварительное расследование в форме дознания, а также его заместитель.

Дознаватель (ст.41 УПК РФ) – должностное лицо органа дознания, правомочное либо уполномоченное начальником органа дознания, осуществлять предварительное расследование в форме дознания, а также иные полномочия, предусмотренные УПК РФ.

Потерпевший (ст.42 УПК РФ) – это физическое лицо, которому преступлением причинён физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя или суда.

Частный обвинитель (ст.43 УПК РФ) – это лицо, подавшее заявление в суд по уголовному делу частного обвинения в порядке, установленном ст. 318 УПК РФ, и поддерживающее обвинение в суде.

Гражданский истец (ст.44 УПК РФ) – это физическое лицо или юридическое лицо, предъявляющее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинён ему непосредственно преступлением. Решение о признании гражданским истцом оформляется определением суда или постановлением судьи, следователя, дознавателя. Гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда.

Представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя (ст.45 УПК РФ)могут быть адвокаты, а представителями гражданского истца, являющегося юридическим лицом, также иные лица, правомочные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации представлять его интересы. По постановлению мирового судьи в качестве представителя потерпевшего или гражданского истца могут быть также допущены один из близких родственников потерпевшего или гражданского истца либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший или гражданский истец.

Для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетнимиили по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, к обязательному участиюв уголовном деле привлекаются их законные представители или представители.

 

  1. Субъекты доказывания со стороны защиты, защищающие свой интерес или интерес представляемых ими лиц.

Участники уголовного процесса со стороны защиты – подозреваемый, обвиняемый, защитник наделены широкими полномочиями по оспариванию обвинения. Презумпция невиновности, существующая в российском уголовном судопроизводстве, освобождает подозреваемого и обвиняемого от обязанности доказывать свою невиновность, и бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, при­водимых ими в свою защиту, лежит на стороне обвинения (ч. 2 ст. 14 УПК РФ). Но как сторона в уголовном процессе обвиня­емый (подозреваемый) имеет право участвовать в доказыва­нии по уголовному делу и этим реализовать свой процессуаль­ный интерес – защититься от предъявленного обвинения. В свя­зи с этим он наделен соответствующими процессуальными пра­вами (ч. 4 ст.ст. 46 и 47 УПК РФ), одно из которых – иметь защитника .

Показания обвиняемого (подозреваемого), данные им в отсутствие защитника в ходе досудебного производства по уголовному делу, согласно норме, закрепленной в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК, относятся к недопустимым доказательствам. Посред­ством данной процессуальной нормы находит свое воплощение принцип презумпции неви­новности уголовного судопроизводства. Любые сведения, данные подо­зреваемым, обвиняемым в ходе досудебного производства по уголовному делу, отвечающие, в свою очередь, требованиям допустимости до­казательств, при их неподтверждении указан­ными лицами в суде автоматически признают­ся недопустимыми доказательствами. Обвинение в уголовном су­допроизводстве не может основываться лишь на признательных показаниях подозреваемого, обвиняемого. Эти признательные показания должны использоваться в собирании других доказательств по уголовному делу [13].

Введя в состав ч. 2 ст. 75 УПК п. 1, зако­нодатель стремился не допустить получение «вынужденных признаний подозреваемого, об­виняемого». В судебно-следственной практике часто встречаются случаи, когда обвиняемый признает свою вину не ввиду своего раскаяния и не под давлением собранных доказательств, обвиняющих его в совершении деяния, а в ре­зультате применения к нему насилия [14].

Учитывая особенности правового положения обвиняемого как лица, в отношении которого решается вопрос о применении уголовно-правовых санкций, закон особо оговаривает, что признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств (ч. 2 ст. 77 УПК).

Обстоятельства события преступления, винов­ность лица не могут быть исследованы вне личности обвиняемого. Личность, в свою очередь, не может быть познана вне события преступ­ления и других обстоятельств предмета доказывания. Г. М. Миньковский еще в 1956 г. писал, что изучение личности обвиня­емого представляет собой составную часть исследования различных вопросов, подлежащих разрешению по делу [15]. На протяжении достаточно длительного времени многие авторы ста­вили вопрос о том, что доказывание обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, должно стать самостоятельной составной час­тью предмета доказывания [16].

Одной из целей изучения личности обвиняемого является правильное разрешение возникающих в процессе производства по делу вопросов уголовно-правового характера, и прежде всего, достиг ли обвиняемый возраста уголовной ответственности, вменяем ли он. Кроме того, сведения о личности обвиняемого важны и для правильной квалификации содеянного в случаях, когда те или иные составы преступлений содержат квалифицирующие признаки, относящиеся к субъекту преступления, для определения вида наказания, наличия обстоятельств, смягчающих либо отягчающих наказание, назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, условного осуждения, освобождения от уголовной ответственности, освобождения от наказания, отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, и т.д [17].

Процессуальный   статус   защитника   включает   его   право   собирать   и   представлять доказательства, закрепленное в п. 2 ч.  1 ст. 53 УПК РФ. В ч. 3 ст. 86 УПК РФ, указывается, что защитник вправе собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений; опроса лиц с их согласия; истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

По мнению В. А. Лазаревой, сведения, которые изложены в документах, представленных защитником, облечены в предусмотренную ч. 2 ст. 74 УПК форму иных документов и обладают свойством допустимости: они проверяемы; получены лицом, которому закон предоставил такое право одним из способов, предусмотренных законом; имеют письменное закрепление и удостоверены должным образом [18].

Однако в законе не оговаривается ничья обязанность предоставлять эти предметы, документы и пр.; защитник не может провести опрос, если лицо не согласно, при этом для проведения допроса следователю согласия допрашиваемого не требуется; никакой санкции за пренебрежение обязанностью предоставления в распоряжение адвоката запрошенных им документов в законе не предусмотрено [19].

Законодатель, определив способы собирания доказательств защитником, не установил процессуальные формы данных способов собирания доказательств, так как все они имеют место вне производства по уголовному делу. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлены ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами [20].

Сведения, собранные защитником, могут стать доказательством после того, как они будут представлены лицам, ведущим судопроизводство, признаны ими имеющими значение по делу и приобретут необходимую процессуальную форму. Соответственно, лицо, опрошенное защитником, должно быть допрошено в качестве свидетеля. Поэтому отсутствуют результаты опроса адвокатом лица с его согласия и в перечне доказательств в ч. 2 ст. 74 УПК.

Допрос, в отличие от опроса, – следственное действие, которое обеспечивается государственным принуждением, гарантирующим достоверность получаемых показаний [21]. Процедура получения показаний в результате опроса существенно отличается от допроса и в части процессуальных гарантий допрашиваемого лица [22].

Отсутствие при опросе таких гарантий, как предупреждение свидетеля об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, разъяснения права не свидетельствовать против себя самого и своих близких родственников, было предметом рассмотрения Конституционным Судом в части соответствия ст. 19 и 48 Конституции РФ [23]. Конституционный Суд указал, что наделение защитника таким правом означало бы придание – вопреки требованиям Конституции РФ и уголовно-процессуального законодательства – несвойственной ему процессуальной функции.

Последовательна позиция и Верховного Суда по данному вопросу. Примером этому может служить следующее уголовное дело.

Органами предварительного следствия адвокат С. обвинялся в фальсификации доказательств по уголовному делу об особо тяжком преступлении, а также в подстрекательстве путем уговоров к заведомо ложным показаниям свидетеля в суде и при производстве предварительного следствия. При этом, по мнению стороны обвинения, фальсификация доказательств состояла в том, что адвокат С. с целью освободить от уголовной ответственности своего подзащитного, обвиняемого в убийстве и изнасиловании, умышленно внес в составленные им протоколы опросов ложные сведения, подтверждающие алиби своего подзащитного, и представил эти протоколы опросов следователю с ходатайством о приобщении их к уголовному делу. Это ходатайство следователем было удовлетворено, а протоколы опроса свидетелей приобщены к уголовному делу в качестве документов и отнесены в соответствии с ч. 1 ст. 74 УПК РФ к числу доказательств. Однако суд первой инстанции адвоката С. по предъявленному обвинению оправдал [24], указав, что имеющиеся в деле протоколы опросов, в фальсификации которых обвиняется С., доказательствами по делу признаны быть не могут, так как они получены в условиях отсутствия предусмотренных уголовно-процессуальным законом гарантий их доброкачественности и могут рассматриваться только в качестве оснований для вызова и допроса указанных лиц в качестве свидетелей или для производства других следственных действий по собиранию доказательств, а не как доказательства по делу. Более того, ч. 2 ст. 74 УПК, устанавливающая исчерпывающий перечень видов доказательств по уголовному делу, не относит к доказательствам протоколы опроса. Отнесение же протокола опроса к такому виду доказательств, как “иные документы”, невозможно, поскольку документы могут содержать сведения, зафиксированные, полученные, истребованные или представленные в предусмотренном законом порядке. Кассационная инстанция приговор суда первой инстанции в отношении С. оставила без изменения [25], указав, что сведения, полученные защитником в результате опроса, могут стать доказательствами по уголовному делу только тогда, когда опрошенное защитником лицо подтвердит эти сведения на допросе, проведенном в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона дознавателем, следователем, прокурором или судом. Протокол опроса является лишь формой фиксации хода и результатов опроса.

Таким образом, право адвоката на собирание доказательств хотя и закреплено в УПК, но реализация его на досудебных стадиях опосредована через соответствующих субъектов уголовного судопроизводства – дознавателя, следователя, прокурора, – поскольку именно на них возложена обязанность собирать доказательства путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК. Право защитника на опрос лица с его согласия используется им в большинстве случаев в целях выявления потенциальных свидетелей, чьи показания могут содействовать защите, о допросе которых потом может быть заявлено ходатайство. Для защитника такой предварительный опрос имеет важное значение, поскольку позволяет до того, как заявить ходатайство о допросе того или иного лица в качестве свидетеля, убедиться, какие он намерен дать показания и не приведет ли его допрос к ухудшению положения подзащитного [26].

Основной целью участия адвоката-защитника в уголовном процессе, и, следовательно, в доказывании является опровержение доводов обвинения, в основе которого лежит проверка обвинительных доказательств. УПК в ст. 87 не указывает защитника среди субъектов проверки доказательств, следовательно, ему не доступны процессуальные способы проверки, а именно – проверка путем производства следственных действий. Однако он может осуществить проверку доказательств путем собирания новых доказательств с помощью всех доступных ему средств (ч.1 ст.53, ч.3 ст.86 УПК). Кроме того, УПК уже на стадии предварительного расследования предоставляет адвокату-защитнику широкий круг прав, обеспечивающих его доступ не только к доказательствам защиты, но и к доказательствам обвинения (п. 3-7 ч.1 ст.53 УПК и др.), из чего следует, что адвокат-защитник обладает всеми процессуальными возможностями для участия в проверке доказательств в полной мере.

Неравенство стороны обвинения и защиты в ходе предва­рительного расследования в определенных полномочиях, например в собирании доказательств, вовсе не свидетельствует об отсутствии принципа состязательности, поскольку данное неравенство сглаживается посредством наделения защиты до­полнительными правомочиями, не свойственными стороне обвинения, наличия определенных преимуществ у защиты (презумпция невиновности, правила о толковании сомнений в пользу обвиняемого, о возложении бремени доказывания на обвинителя, о недопустимости поворота обвинения к худшему и особой устойчивости оправдательного приговора и т. д.) [27].

Большое значение в формировании доказательств по уголовному делу имеет участие лиц, обладающих специальными знаниями. В настоящее время специальные знания так называемых сведущих лиц используются в доказывании посредством привлечения эксперта и специалиста.

Согласно ст. 57 УПК эксперт – это лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в установленном УПК порядке для производства судебной экспертизы и дачи заключения. А. А. Эйсман определил специальные знания как не отно­сящиеся к числу общеизвестных, общедоступных, имеющих массовое распространение. Специальные знания – это те, которыми профессионально владеет узкий круг специали­стов [28]).

Специальные знания ограничивают пределы компетен­ции эксперта; он вправе отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний (п. 6 ч. 3 ст. 57 УПК). К числу последних традиционно относят пра­вовые вопросы. В частности, эксперт не вправе квалифици­ровать насильственную смерть как убийство или самоубий­ство, высказываться об особой жестокости или жестоком обращении, поскольку эти вопросы касаются юридической оценки деяния [29].

Эксперт по  смыслу закона не является субъектом доказывания, и в литературе обычно его таковым не считают. Между тем, некоторые авторы ставят вопрос о при­знании эксперта – наряду с другими участниками процесса до­казывания – его субъектом. А. Р. Белкин в поддержку такого статуса судеб­ного эксперта приводит доводы о том, что иногда эксперт вынужден собирать доказательства. В судебном разбирательстве эксперт по хода­тайству сторон или поручению суда реально участвует в про­цессе доказывания, исследуя доказательства или указывая на пробелы в системе доказательств, требующие ее восполнения [30].

В ответ на мнение о том, что законом должно быть предоставлено право эксперту собирать доказательства в некоторых специально оговоренных случаях, А. В. Кудрявцева пишет, что субъектами доказывания следует считать только таких участников уголовно-процессуального права, в деятельности которых содержатся все элементы (этапы) и стороны процесса доказывания, а именно дознавателя, следователя, прокурора и суд. Любое исключение из правила о том, что субъектами собирания доказательств являются лица, на которых лежит ответственность за уголовное дело и обязанность полно, всесторонне, объективно исследовать обстоятельства дела, может привести к необоснованным злоупотреблениям, размыванию правил допустимости доказательств, нарушению принципа законности в уголовном судопроизводстве [31].

В не меньшей степени все сказанное выше можно отнести и к деятельности такого процессуального субъекта, как специа­лист. Новый УПК (и, особенно, последовавшие поправки к нему) резко повысил его значимость в процессе доказывания, признав заключение специалиста как отдельный вид доказа­тельств и разрешив сторонам приглашать специалиста и поль­зоваться его помощью по собственной инициативе. Такой спе­циалист, по мнению А. Р. Белкина, может внести заметный вклад в процесс доказывания  и потому должен причисляться к субъек­там этого процесса [32]).

К заключению специалиста как к новому доказательству в теории уголовно-процессуального права сложилось неоднозначное отношение. Одни считают, что заключение специалиста доказательственного значения не имеет, поскольку «суждения, содержащиеся в нем, лишь способствуют правильному пониманию сторонами и судом фактов и обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, уяснение которых требует специальных познаний»[33]. Другие ученые признают за ним доказательственное значение [34]. «В своем заключении… специалист может давать уже известным суду обстоятельствам новое освещение, проясняющее их истинное значение, и, кроме того, с помощью специальных познаний и приемов выявлять перед судом обстоятельства, которые без разъяснения специалиста могли бы остаться вне поля зрения суда» [35]. И если представленное стороной защиты заключение специалиста позволяет увидеть неполноту произведенных экспертом исследований, ненаучность примененных им методик, необоснованность или противоречивость экспертных выводов, его существование обоснованно [36].

 

  1. Собирание и представление доказательств.

Для того, чтобы доказательства могли быть использованы как средства доказывания, их следует собрать, т.е. тем или иным путем получить в распоряжение субъекта доказывания именно как доказательства, выделить из всего необозримого множества фактических данных по признаку их значения для дела.

Собирание доказательств — необходимый элемент (этап) процесса доказывания. В процессуальной литературе по-разному определяется сущность собирания доказательств.

Собирание доказательств осуществляется в процессе разрешения заявлений и сообщений о преступлении, ускоренного производства, дознания, предварительного следствия, судебного разбирательства путем проведения допросов, очных ставок, предъявления для опознания, выемки, обысков, осмотров, следственных экспериментов; производства экспертиз и других процессуальных действий. Кроме того, доказательства могут быть представлены государственным обвинителем, частным обвинителем, подозреваемым, обвиняемым, защитником, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком, представителем, а также любыми физическими и юридическими лицами (ст. 103 п. 4 УПК) [2, с. 121].

Собирание доказательств — понятие комплексное. Оно включает их обнаружение (розыск, поиск), получение, фиксацию, изъятие и сохранение доказательств.

Обнаружение доказательств — их поиск, выявление, обращение внимания на те или иные фактические данные, которые могут приобрести доказательственное значение. Это начальная и необходимая стадия их собирания. Собрать можно только то, что обнаружено, стало известным субъекту доказывания.

Фиксация доказательств — закрепление, т.е., запечатление фактических данных в установленном законом порядке, что только и позволяет после этого считать их доказательствами по делу.

Но фиксация доказательств, помимо удостоверения фактов, преследует цель запечатления фактических данных. Причем на первый план в процессуальном понимании фиксации доказательств выступает процессуальная форма, удостоверения и запечатления, поэтому процессуальное определение понятия фиксации доказательств можно считать формальным. Отсюда и распространенное среди процессуалистов представление о фиксации как об оформлении доказательств в установленном законом порядке, т.е. придании им законной формы. Процессуальный порядок фиксации, как правило, жестко регламентирован законом; предусматривается процессуальная форма, в которую должны быть облечены результаты фиксации, ее реквизиты, последовательность, способ приобщения к делу результатов фиксации,

способ их удостоверения, порядок последующего использования их в процессе доказывания.

Итак, фиксация доказательств — это система действий по запе-чатлению в установленных законом формах фактических данных, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, а также условий, средств и способов их обнаружения и закрепления.

Условия собирания доказательств. Собирание осуществляется при соблюдении ряда условий, процессуальных и криминалистических.

Первое условие заключается в безусловном соблюдении при собирании доказательств требований законности. Практически это означает:

  • использование только тех способов собирания доказательств, которые предусмотрены законом; • использование законных способов собирания доказательств только в рамках такой их процессуальной процедуры, которая установлена законом; • собирание доказательств только уполномоченным на то законом лицом; • объективность, беспристрастность всобирании доказательств.

Второе условие — обеспечение полноты собранного по делу доказательственного материала. Все процессуальные действия по собиранию доказательств должны проводиться качественно, тщательно; ни одно из доказательств, существенных для дела, не должно оказаться вне поля зрения субъектов доказывания.

Третье условие — своевременность действий по их собиранию. Своевременность собирания доказательств заключается в правильном выборе момента проведения того или иного следственного действия по собиранию доказательств. Если это действие по своему характеру является неотложным, то оно и должно проводиться немедленно, как только в нем возникла необходимость; если момент проведения такого действия определяется какими-либо тактическими соображениями; то это также должно учитываться следователем или судом.

Четвертое условие заключается в соблюдении необходимых гарантий достоверности сведений о получаемых фактических данных. Это условие обеспечивается: во-первых, выбором достоверных источников доказательственной информации; во-вторых, соблюдением тех тактических условий и приемов проведения следственных действий, которые создают предпосылки для получения достоверных результатов; в-третьих, применением таких технических средств, которые позволяют полно выявить, точно зафиксировать и надежно сохранить доказательства.

 

  1. Проверка и исследование собранных доказательств.

Проверка (исследование) доказательств – вторая стадия работы субъекта доказывания с доказательствами. Разумеется, не следует представлять себе процесс доказывания как такую деятельность, при которой сначала собирают все доказательства, затем исследуют их и т.п. Вновь подчеркнем, что доказательства исследуются, оцениваются и используются по мере их собирания, и процесс этот непрерывен на протяжении всего доказывания.

В процессуальной литературе нет единого взгляда на сущность проверки доказательств. Так, А.Р. Белкин под проверкой (исследованием) доказательствпонимаетпознание субъектом доказывания их содержания, проверки достоверности существования тех фактических данных, которые составляют это содержание, определение относимости и допустимости доказательств и установление согласуемости со всеми остальными доказательствами по делу.

В соответствии же со ст. 87 УПК РФ проверка доказательств производится… путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

Проверке доказательств в стадии предварительного расследования свойственны следующие особенности: ее производство осуществляется при отсутствии у дознавателя, следователя и прокурора целостного представления о совершенном преступлении, т.е. в условиях значительной познавательной неопределенности; она происходит в условиях ограничения действия ряда принципов уголовного процесса (непосредственности, состязательности и равноправия сторон, гласности); она производится дознавателем, следователем, прокурором, которые не являются самостоятельными и независимыми в той мере, которая присуща суду, поскольку на содержание и результаты их деятельности по проверке доказательств могут оказывать влияние начальник органа дознания, начальник следственного отдела, вышестоящий прокурор; она осуществляется органами (дознавателем, следователем, прокурором), основным содержанием деятельности которых является реализация функции уголовного преследования; содержание и результаты деятельности по проверке доказательств не являются окончательными и обязательными для суда.

Проверка доказательств начинается уже в ходе их формирования (собирания) – при производстве соответствующего следственного, судебного действия. При благоприятных условиях она может быть завершена в рамках данных действий.

Как правило, сложнее обстоит вопрос с проверкой доказательств на первоначальном этапе расследования, когда установлены лишь отдельные факты, указывающие на признаки преступления, когда еще не известны многие существенные обстоятельства преступления, например место, время совершения, лицо (лица), его совершившее. В таких случаях начавшаяся проверка доказательства может продолжаться довольно значительное время, иногда вплоть до окончания предварительного расследования. Дознаватель, следователь могут возвращаться к ней неоднократно при получении других доказательств.

Приступая к проверке доказательства, прежде всего следует убедиться в том, что оно получено после возбуждения уголовного дела, надлежащим субъектом уголовного процесса и в результате предусмотренных законом действий. Доказательства, полученные до возбуждения уголовного дела или ненадлежащим субъектом, или в ходе действий, не предусмотренных законом, признаются недопустимыми.

Проверяя доказательства, следует убедиться, что при их получении не были нарушены установленные законом условия и порядок проведения следственного действия. Выявленные нарушения такого рода (например, производство обыска с одним понятым, неразъяснение участникам следственного действия прав, обязанностей, ответственности и порядка его производства, нарушение установленной последовательности его проведения и т.п.) должны служить основанием для признания доказательств недопустимыми.

Закон предписывает осуществлять проверку доказательств путем сопоставления с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, установления источников доказательств, получения других доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство. Разумеется, используется и такой способ проверки доказательств, как их анализ и синтез. Именно с анализа и синтеза доказательства и должна начинаться его непосредственная проверка.

Наряду с содержанием проверяемого доказательства анализируются данные о лице, от которого оно исходит. При этом становится возможным выяснить особенности, которые в зависимости от обстоятельств уголовного дела могут приобрести существенное значение из-за возможного их влияния на качество проверяемого доказательства.

Исследование и установление связей, отношений и зависимостей между сторонами, свойствами и качествами проверяемого доказательства позволяют субъекту проверки судить о сомнительности, спорности или достоверности доказательства, его противоречивости или непротиворечивости, конкретном или абстрактном характере содержащихся в нем сведений, их полноте или неполноте, логической связанности или ее отсутствии. В результате познания связей, зависимостей и отношений, существующих между различными сторонами и свойствами доказательства как единого целого, становится возможным не только выявить наличие или отсутствие противоречий в его содержании, установить полноту и степень их детализации, отсутствие или наличие объективных и субъективных фактов, могущих исказить содержание доказательства, но и дать им частичные, предположительные объяснения.

В результате анализа и синтеза становится возможным выявить дальнейшие направления и формы проверки доказательства – те его стороны, связи, которые можно и нужно сопоставить с другими строго определенными доказательствами. Объективные предпосылки для этого содержатся в самом событии преступления, которое отражается в окружающей действительности различными сторонами, свойствами, отношениями. Доказательства, являясь отображением обстоятельств, входящих в предмет доказывания, и побочных фактов, содержат в себе сведения о них, данные о которых присутствуют и в других доказательствах. Поэтому доказательства всегда содержат относимые к делу сведения, как совпадающие между собой, так и не соответствующие и противоречащие полностью или частично друг другу, в силу чего становится возможным осуществить дальнейшую их проверку путем сопоставления и собирания новых доказательств.

Сопоставляя доказательство с иными имеющимися в деле доказательствами, дознаватель, следователь, прокурор, суд устанавливают и другие его свойства. Речь идет о выяснении характера и границ влияния особенностей, присущих различным сторонам доказательства, на его содержание, а следовательно, на относимость и достоверность. Например, в результате сопоставления можно установить, что неприязненные отношения свидетеля и потерпевшего с обвиняемым не повлияли на правдивость их показаний, а неблагоприятные условия, в которых они воспринимали обстоятельства и факты, имеющие значение для дела, стали причиной их неполноты.

Сопоставляя каждое вновь полученное проверяемое доказательство с другими, уже имеющимися на данный момент в деле доказательствами, дознаватель, следователь, прокурор, суд всякий раз вновь возвращаются к их проверке, но уже с учетом всего того нового, что привнесла в процесс доказывания проверка вновь полученного доказательства.

На основе соответствия содержания нескольких доказательств, связанных через отображаемые факты, субъекты проверки приходят к обоснованному предположению, что сведения о преступлении, которые они несут, соответствуют действительности. Оно становится еще более убедительным, если соответствие наблюдается между доказательствами разных видов, поскольку при этом возможность однородных ошибок, связанных с особенностями доказательств одного вида, резко снижается. О признании необходимости и важности сопоставления доказательств между собой при их проверке говорит и судебная практика, расценивающая как необоснованные и недоказанные случаи обвинения, построенные на доказательствах, находящихся в противоречии с другими доказательствами.

Проверка доказательства посредством сопоставления с другими уже имеющимися в деле не всегда дает знание о всех его качествах и свойствах. В таких случаях дальнейшая проверка возможна только посредством собирания новых доказательств. Причем указания на пути проверки, ее формы, характер (и это следует отметить особо) содержатся в самом проверяемом доказательстве, его неясностях, неточностях, неполноте, внутренней противоречивости, несоответствии содержанию других доказательств, выявленных в ходе всей предшествующей проверки. Не менее важно выделить и то, что отмеченные пути, формы, характер проверки доказательств в своей совокупности образуют тот метод, по которому должно развиваться дальнейшее доказывание по уголовному делу. Этот вывод в полной мере распространяется на собирание, проверку доказательств любого вида, а следовательно, на весь ход доказывания по уголовным делам. Отсюда следует, что знания о методе доказывания по уголовному делу дознаватель, следователь прокурор, суд черпают из самих доказательств по мере их собирания и проверки, говоря точнее, из самой объективной действительности, связь с которой они постоянно поддерживают через практическую деятельность – доказывание по уголовному делу.

Собирание новых доказательств как способ проверки доказательства обычно применяется после того, как произведены анализ и синтез данного доказательства и его сопоставление с уже собранными по делу доказательствами (если они имеются). В результате этих действий субъект проверки получает знания о том: какие стороны проверяемого доказательства требуют дальнейшей проверки; сведения о каких обстоятельствах и фактах, имеющих значение для уголовного дела и связанных с проверяемым доказательством, должны быть получены путем собирания новых доказательств; какие конкретно следственные, судебные действия по собиранию новых доказательств когда и в какой последовательности для этого необходимо провести.

Каждое вновь собираемое доказательство в свою очередь должно быть проверено по общим правилам, после чего его содержание сопоставляется с тем доказательством, ради проверки которого оно собиралось.

Принадлежность доказательств к первоначальным или производным, прямым или косвенным налагает отпечаток на их проверку. Обусловлено это тем, что в основу приведенных делений положены признаки, касающиеся таких существенных свойств доказательств, как отношение к первоисточнику, к главному и побочным фактам.

Основная особенность производных доказательств заключается в том, что факты, имеющие значение для уголовного дела, воспринимаются будущим источником доказательства не лично – непосредственно, а со слов других лиц, т.е. опосредованно. Отмеченная особенность предопределяет, что одним из действенных способов проверки будет сопоставление с первоначальным доказательством. Поэтому необходимо всегда стремиться к отысканию первоисточника производного доказательства, например лица, от которого свидетелю стали известны сведения о фактах и обстоятельствах, имеющих доказательственное значение. Отсутствие в производном доказательстве указания на источник осведомленности лишает субъекта проверки возможности произвести его полную и объективную проверку, исследовать доброкачественность первоисточника доказательства, условий восприятия им значимых для дела фактов и обстоятельств, а значит, учесть влияние этих и других факторов на качества и свойства доказательства.

Производное доказательство может быть использовано в процессе доказывания и при отсутствии первоначального доказательства. Законодатель связывает возможность использования, например, производных показаний свидетеля не с наличием в уголовном деле первоначальных показаний, а с известностью источника осведомленности свидетеля (п.2 ч.2 ст.75 УПК). Поэтому производные показания являются самостоятельным средством доказывания даже тогда, когда получение первоначального показания невозможно (отказ свидетеля-очевидца давать показания, его смерть). В таких случаях требуется исключительно тщательная проверка производного показания, в ходе которой особое внимание необходимо обратить на подтверждение факта и обстоятельств восприятия свидетелем, очевидцем исследуемого события, изучение его личности, анализ характера и содержания отношений, участие в которых обусловило известность лицу значимых для уголовного дела обстоятельств.

При проверке косвенных доказательств особое значение приобретает использование таких способов проверки, как сопоставление с другими доказательствами и собирание новых доказательств. Их применение позволяет получить совокупность доказательств, исследовать ее свойства и сделать вывод об относимости и достоверности косвенного доказательства.

Наиболее благоприятные условия для проверки доказательств складываются (существуют) в стадии судебного разбирательства. Они обусловлены действием целого ряда факторов, к которым следует отнести: осуществление проверки доказательств судом – самостоятельным и независимым субъектом уголовного процесса, не связанным в своей деятельности содержанием функций уголовного преследования и защиты; осуществление проверки доказательств в суде в условиях наиболее полного действия принципов уголовного процесса (прежде всего непосредственности, состязательности и равноправия сторон); наличие в распоряжении суда и сторон совокупности доказательств, собранных, проверенных и оцененных в стадии предварительного расследования, и как следствие – обладание ими полной картиной совершенного преступления, установленной в ходе расследования, и возможностью учета тех фактов, которые оказали влияние на результаты проверки доказательств; возможность практически одновременного участия в проверке доказательств всех участников судебного разбирательства, что позволяет суду учесть факторы, которыми стороны руководствуются при проверке доказательств.

Ход и результаты проверки доказательств должны быть отражены в материалах дела, в частности в приговоре. При этом нельзя ограничиваться лишь указанием на источники доказательств, следует приводить содержание доказательств, излагать результаты их проверки. Именно по этому пути идет судебная практика.

 

  1. Правила оценки доказательств.

УПК РФ (в статье 74-й) именует доказательствами по уголовному делу любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

В частности, в качестве доказательств допускаются:

1) показания подозреваемого, обвиняемого; 2) показания потерпевшего, свидетеля; 3) заключение и показания эксперта; 4) заключение и показания специалиста; 5) вещественные доказательства; 6) протоколы следственных и судебных действий; 7) иные документы.

Любое принятое решение или иное процессуальное действие в рамках рассмотрения уголовного дела основывается исключительно на доказательствах. С помощью доказательств следователи и судьи точно определяют связь между действиями преступника и последствиями, возникшими в результате содеянного. Без должного количества доказательств достоверно определить виновность человека в преступлении невозможно. Именно поэтому оценка доказательств в уголовном процессе имеет настолько важное значение, что в теории уголовного права выделяется в отдельную область знаний, называемую доказательственным правом.

В теории уголовно-процессуального права выделяют отдельную подотрасль, именуемую доказательственным правом, которое состоит из совокупности норм, регулирующих понятие и систему доказательств, содержание процесса доказывания, компетенцию органов, осуществляющих доказывание, права и обязанности лиц, в нем участвующих, для установления обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовных дел.

Общую часть доказательственного права составляют правовые нормы, регламентирующие положения, относящиеся в равной мере ко всем видам доказательств, к использованию их на всех стадиях уголовного процесса и по всем уголовным делам. Сюда, например, относятся цель и предмет доказывания (ст. 37, ч. 1 ст. 88 УПК), понятие доказательств, их относимость, допустимость, достоверность и достаточность (ст. 74, 88 УПК), процесс доказывания и правовой статус субъектов доказывания (ст. 29, 37, 38, 41, 49 – 53, 86 – 88 УПК).

Особенную часть образуют нормы, регламентирующие отдельные виды доказательств: особенности доказывания на отдельных стадиях уголовного процесса (главы 19, 23 – 27 УПК); по отдельным категориям уголовных дел (частного обвинения – ст. 318 – 319 главы 41 УПК); о преступлениях несовершеннолетних (ст. 420 – 432 главы 50 УПК); о применении принудительных мер медицинского характера (ст. 433 – 446 главы 51 УПК); а также различными судебными составами (мировым судьей, судьей районного суда единолично, судьей федерального суда общей юрисдикции и коллегией из двенадцати присяжных заседателей, коллегией из трех судей федерального суда общей юрисдикции, а в порядке надзора – в составе не менее трех судей федерального суда общей юрисдикции – ст. 30 УПК).

Среди огромного разнообразия информации о происшествии требуется выделить именно ту, которая имеет существенное значение для установления виновности и возможности вынесения решения по делу.

Доказательства вычленяются при осуществлении следователем или дознавателем предварительного расследования. Каждое новое следственное действие влияет на увеличение числа доказательств по делу.

Оценка доказательств – это завершающая стадия досудебного расследования уголовного дела, во время которой все собранные по преступлению сведения подвергаются тщательному анализу, разбору и определению их значимости.

Осуществляется эта стадия в качестве мыслительной и логической деятельности компетентных сотрудников следствия, которые на основании своего большого опыта безошибочно определяют, какие сведения являются доказательствами по делу, а какие нет.

Учет оценки собранных доказательств анализируется при принятии следующих процессуальных решений:

1) возбуждение уголовного дела; 2) привлечение к уголовной ответственности конкретного лица; 3) избрание меры пресечения подозреваемому; 4) формирование направлений расследования и исходных версий по делу; 5) приостановление или прекращение производства по уголовному делу.

Вопросам оценки доказательств посвящены ряд норм УПК, прежде всего ст. 88 , согласно которой каждое доказательство подлежит оценки с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела.

Основными признаками оценки доказательств являются следующие положения:

1) оценка доказательств – это всегда мыслительный процесс, который осуществляется в логических формах;

2) оценкой доказательств могут заниматься лишь специальные субъекты – должностные лица, принимающие процессуальные решения по уголовному делу;

3) оценка доказательств осуществляется по собственному внутреннему убеждению лица, ее осуществляющего;

4) в процессе оценки доказательств определяется: · допустимость сведений; · относимость сведений; · достоверность доказательства; · достаточность доказательств; · значение как каждого отдельно взятого доказательства, так и всей собранной по делу их совокупности;

5) оценка доказательств осуществляется для определения наличия либо отсутствия фактических оснований принятия законного и обоснованного уголовно-процессуального решения.

Относимость доказательства означает такое его свойство, как связь с исследуемым событием. Относимость – объективное свойство доказательства, выражающееся в наличии существенной, необходимой связи его содержания (сведений о фактах) с подлежащими доказыванию обстоятельствами, в силу которой эти сведения могут быть использованы для установления истины. Сущность относимости доказательств состоит в их связи с искомыми фактами и обстоятельствами. И сведения о фактах становятся доказательствами именно потому, что они могут служить основой установления наличия или отсутствия обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела. Относимым является такое доказательство, содержание которого воспроизводит (либо предположительно, либо достоверно) фактическое обстоятельство, имеющее значение для правильного разрешения дела.

Допустимость – это свойство доказательств, выражающееся в требовании соблюдения указаний уголовно-процессуального закона относительно лица, осуществляющего доказывание, источников, способов и порядка получения, а также закрепления и приобщения к делу сведений о фактах, что дает возможность использовать их для установления истины. Исключительная важность проблемы допустимости доказательств вытекает из положения Конституции РФ о том, что “при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона” (ст. 50).