Семинар №11-12 (тема 6) Доказательства и доказывание в уголовном судопроизводстве

  1. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности.

Использование результатов ОРД в доказывании по уголовным делам имеет важное значение в борьбе с преступностью, защите от преступных посягательств прав и законных интересов граждан, интересов общества и государства. Вместе с тем нельзя не учитывать реально существующего риска отрицательных побочных последствий этой деятельности. Оперативно-розыскная деятельность по своему характеру и особенностям чревата опасными нарушениями прав и свобод человека. Поэтому использование оперативно-розыскных средств требует чрезвычайной осторожности. Эта деятельность должна быть строго регламентирована.

Под результатами оперативно-розыскных мероприятий понимаются полученные органами предварительного следствия на основании и в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством, фактические данные, имеющие значение для расследования преступления.

Эти данные могут не содержать конкретных сведений о совершенном или готовящемся преступлении, но использоваться для проведения таких следственных действий, как обыск, предъявление для опознания, очные ставки. Кроме того, подобная информация позволяет принять меры, препятствующие уничтожению орудий преступления, денежных средств, полученных в ходе преступной деятельности, реализации преступного замысла, и др.

Фактические данные также могут прямо указывать на признаки преступления и причастных к нему лиц и в дальнейшем использоваться как в ОРД, так и в качестве доказательств в процессе расследования после их соответствующей проверки и процессуального закрепления. Возможность их использования в качестве доказательств определяется следователем, а при продолжении оперативной разработки преступной группы – по согласованию с инициатором разработки.

Порядок предоставления результатов ОРМ, имеющих значение для уголовно-процессуальной деятельности, регламентирован положениями ст. 11 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности” (далее – Закон об ОРД). Анализ положений указанной статьи свидетельствует о том, что законодатель использует понятие “результаты оперативно-розыскной деятельности”, но не раскрывает его содержания. Формулировка этого определения появилась в результате внесения в УПК в 2003 г. изменений.

Под результатами оперативно-розыскной деятельности понимают сведения, полученные в соответствии с федеральным законом об оперативно-розыскной деятельности, о признаках подготавливаемого, совершающегося или совершенного преступления, лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступление и скрывшихся от органов дознания, следствия или суда (п. 36.1 ст. 5 УПК).

В законе предусмотрены и на практике применяются две формы использования в доказывании по уголовным делам данных, полученных в результате ОРД, а именно: использование результатов данной деятельности для подготовки и осуществления следственных и судебных действий (ч. 1 ст. 11 Закона об ОРД) и представление соответствующими органами данных, полученных в ходе ОРД, об обстоятельствах, подлежащих установлению по делу и используемых в соответствии с уголовно-процессуальным законом для формирования доказательств.

Наиболее полно процесс предоставления результатов ОРД определен совместным приказом МВД России, ФСБ России, ФСО России, ФТС России, СВР России, ФСИН России, ФСКН России и Минобороны России от 17 апреля 2007 г. № 368/185/164/481/32/184/97 /147, утвердившим Инструкцию о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд.

Результаты ОРД представляются дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд оперативными подразделениями органов, осуществляющих ОРД, при наличии в них достаточных данных, указывающих на признаки преступления, а также при выполнении поручений дознавателя, органа дознания, следователя, указания прокурора или исполнения требования суда по уголовным делам, находящимся в их производстве (п. 1 Инструкции).

Установленный порядок предоставления результатов ОРД может применяться в соответствии с запросами международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств, о чем прямо указано в п. 2 Инструкции.

Результаты ОРД, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств; содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на ОРМ, при проведении которых получены предполагаемые доказательства, а также данные, позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе (п. 21 Инструкции).

В соответствии с Инструкцией представление результатов ОРД включает в себя: вынесение руководителем органа, осуществляющего ОРД, постановления о представлении результатов ОРД дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд; вынесение, при необходимости, постановления о рассекречивании отдельных оперативно-служебных документов и фактическую передачу материалов (пересылка по почте, передача нарочным и т.д.), причем способ фактической передачи результатов ОРД избирается органом, осуществляющим ОРД, в каждом конкретном случае с учетом требований нормативно-правовых актов, регулирующих организацию делопроизводства.

На основе оперативно-розыскных данных (информации, сведений), содержащихся в документах и материалах, представленных органу дознания, следователю, прокурору или суду, принимается ряд уголовно-процессуальных решений. К таким решениям, согласно прямым указаниям ч. 1 и 2 ст. 11 Закона об ОРД, относится возбуждение уголовного дела, а также производство следственных и судебных действий.

Согласно ст. 140 УПК и Закону об ОРД результаты ОРД могут служить основанием для возбуждения уголовного дела. В качестве таких результатов выступают материалы ОРД, содержащие достаточные данные, указывающие на признаки преступления.

Основой формирования доказательств являются результаты “непосредственного восприятия в условиях проведенного ОРМ обстоятельств и фактов, входящих в предмет доказывания по уголовному делу, лицом, оказывающим конфиденциальное содействие органам, осуществляющим ОРД”.

Направляя органу дознания или следователю материалы, орган, осуществляющий ОРД, лишь предполагает возможность их использования в процессе доказывания по уголовному делу. Для того чтобы эта возможность была реализована органом дознания или следователем, материалы ОРД должны содержать сведения о соблюдении установленных законом правил получения оперативно-розыскных данных, учитывать требования, которые определяют допустимость и достоверность доказательств.

Пленум Верхового Суда РФ в постановлении от 31 октября 1995 г. № 8 “О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия” обратил внимание судов на следующее важное обстоятельство. Например, результаты ОРМ, связанные с ограничением конституционного права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных федеральным законом), могут быть использованы в качестве доказательств по делам лишь тогда, когда они получены по решению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством.

При использовании материалов ОРМ не допускается ознакомление с ними посторонних лиц. Так, например, в соответствии с ч. 2 ст. 12 Закона об ОРД, оперативно-служебные документы, отражающие результаты ОРД, представляются суду (судье), прокурору, осуществляющему надзор за законностью ОРД, следователю и органу дознания, в производстве которых находится уголовное дело, другим органам, осуществляющим ОРД, в порядке и случаях, которые установлены настоящим федеральным законом. Доступ других работников правоохранительных органов к подобным сведениям должен быть исключен.

 

  1. Презумпции в доказывании: понятие и виды.

Доказательственная презумпция — это установленное законом предполо­жение о том, что определенный факт существует, если доказаны некоторые другие связанные с ним факты.

Если одна из сторон в обоснование своих требований или возражений ссылается на какой-либо факт, подпадающий под действие доказательственной презумпции, она доказывать этот факт не должна, так как он предполагается существующим. Другая сторона мо­жет данное предположение опровергнуть, доказав, что в данном случае презюмируемый факт не имел места.

например, в ст. 1064 ГК:

«Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если до­кажет, что вред причинен не по его вине».

Если предъявляется иск о воз­мещении вреда, фактами, составляющими основание иска, являются: на­личие вреда, причинная связь между действиями ответчика и наступив­шим вредом и вина причинителя вреда.

В соответствии с общим правилом ст. 56 ГПК факты основания иска должен доказывать истец, а недоказан­ность одного из них должна влечь за собой отказ в иске. Однако если в от­ношении первых двух фактов (наличия вреда и причинной связи) это пра­вило действует, то в отношении вины причинителя вреда действует сле­дующая презумпция: вина причинителя вреда предполагается, пока не будет доказано обратное.

В силу данной презумпции истец освобождается от обязанности доказывать вину ответчика, а на последнего переходит бре­мя доказывания отсутствия своей вины.

Все доказательственные презумпции, действующие в нашем граждан­ском процессе, являются опровержимыми, т. е. могут быть опровергнут.

Доказательственные презумп­ции, изменяя распределение бремени доказывания между сторонами, не освобождают суд от необходимости устанавливать действительные обстоя­тельства дела, в частности проверить, имел ли в данном случае презюмируемый факт место или нет. И только если не окажется доказательств, по­зволяющих сделать достоверный вывод о том, существовал в действитель­ности презюмируемый факт или нет, суд может основывать решение на презумпции, установленной в законе.

Значение доказательственных презумпций заключается в том, что они, устанавливая предположение о существовании какого-либо факта, тем са­мым освобождают одну из сторон от необходимости его доказывания, а на другую сторону возлагают бремя его опровержения.

Иногда презумпция устанавливается с целью облегчить процессуаль­ное положение некоторых участников процесса, содействовать лучшей за­щите их прав; иногда же по соображениям целесообразности, с тем чтобы бремя доказывания определенных фактов было возложено на ту сторону, которой легче их доказать.

Традиционно презумпции, применяемые в доказывании, правомерно подразделяют на два вида: фактические и правовые (юридические, легальные, законные). Последние, в свою очередь, делят на опровержимые и неопровержимые. Но строго говоря, презумпции как вероятные предположения всегда могут быть опровергнуты.

Фактические презумпции основаны на обобщении многовекового опыта предшествующих поколений, поэтому закрепленное в них знание является в высокой степени вероятным, т.е. вероятность истинности такого знания больше вероятности его ложности. Именно этим обосновывается возможность и оправданность использования презюмируемых фактов в процессе доказывания по уголовному делу. Существенным признаком фактических презумпций, таким образом, является их высокая вероятность.

Фактические презумпции составляют предположения, которые субъект доказывания делает по своему внутреннему убеждению, выводя из одних фактов заключение о существовании других фактов в соответствии с обстоятельствами дела. Г.Ф. Дормидонтов в этой связи писал, «если известному мнению о факте по господствующему представлению мыслящих людей, по соображениям общей логики, по данным людского опыта и навыка, отдается обыкновенно всеми предпочтение, то это будет предположение общечеловеческое. Такое предположение по существу не имеет принудительного характера для отдельного лица, которому в данном конкретном случае предстоит самому сделать выбор. Однако оно не может, конечно, остаться без влияния на этот выбор»[2].

Использование фактических презумпций в процессе доказывания является оправданным, поскольку при доказывании мы одно суждение выводим из других, но последние, в свою очередь, также требуют доказательства, т.е. их надо выводить из других суждений, которые тоже требуют доказательства, и т.д. В поисках основ для доказательства суждений можно прийти к «Дурной» бесконечности[3]. Поэтому при обосновании выводов неизбежно используются общие положения, истинность которых представляется очевидной.

Законным презумпциям (юридическим предположениям) в юридической литературе давались различные определения. По мнению В.И. Каминской, обобщения общественной практики, будучи положенными в основу юридических норм, приобретают правовой характер и с момента обращения их законодателем в правовые нормы по своему значению становятся правовыми презумпциями[6].

Законные презумпции можно определить как предположения, санкционированные нормами права и поэтому обязательные для суда, пока они не опровергнуты надлежащими доказательствами. «Практическое значение такого предположения, — указывал Д. Мейер, — главным образом заключается в том, что факт предполагаемый не нуждается в доказательстве того, кем должно быть доказано несуществование факта, чтобы устранить юридические последствия, связанные с предполагаемым фактом»1.

Логический прием индуктивного обобщения, свойственный любой познавательной деятельности, в сфере действия права вызывает правовые, а не просто познавательные, как в других областях знания, последствия. Презумпции представляют собой основания для освобождения сторон от доказывания, поскольку, опираясь на эмпирические законы, можно при наличии одних обстоятельств допускать наличие других, не опровергнутых путем доказательства противного. Следовательно, законные презумпции кроме логического значения, основанного на эмпирическом обобщении взаимосвязи явлений, побуждающем искать наиболее вероятную причину или следствие известного обстоятельства, имеют и правовое значение, заключающееся в способности законных презумпций служить приемом обоснования знания об обстоятельствах уголовного дела, оказывать влияние на его разрешение.

Для законной презумпции, таким образом, характерно следующее:

  • — она либо прямо санкционирована законом, либо вытекает из его смысла;
  • — имеет значение для правового регулирования;
  • — вызывает правовые последствия, если она является неопровержимой в силу закона или не опровергнута в процессе доказывания.

 

 

 

  1. Преюдиции в доказывании.

Преюдиция означает обязательность для всех судов, рассматривающих дело, а также для прокуроров, следователей, дознавателей, в производстве которых находится уголовное дело, принять без проверки и оценки доказательств обстоятельства, ранее установленные вступившим в законную силу приговором суда по какому-либо другому делу.

Согласно закону такой приговор не может предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле. Преюдициальная сила обстоятельств, установленных вступившим в законную силу приговором суда, не распространяется на те из них, которые вызывают сомнение у суда, в производстве которого находится уголовное дело (ст. 90 УПК).

Придание преюдициальной силы обстоятельствам, установленным вступившим в законную силу приговором суда, направлено на исключение противоречий между актами правосудия, способствует экономии сил и средств органов расследования и судов, укреплению принципа законности в судопроизводстве.

Возникающие на практике возможные противоречия между преюдициальным значением установленных обстоятельств по одному делу и внутренним убеждением прокуроров, следователей, дознавателей относительно этих же обстоятельств при производстве по другим уголовным делам должны решаться в пользу преюдиции, если они не касаются виновности лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле. Другими словами, до отмены приговора, имеющего преюдициальное значение, но неправильного с точки зрения прокурора, следователя, дознавателя, осуществляющих производство по другому делу, они не вправе вынести решение по своему внутреннему убеждению. Данное положение не распространяется на суд. Если обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором суда, вызывают сомнения у суда, в производстве которого находится уголовное дело, он вправе сделать по ним иные выводы, полученные в результате оценки совокупности собранных и проверенных им доказательств. Преюдициальное значение предыдущего приговора суда может утратить силу и при пересмотре вступившего в законную силу приговора суда по вновь открывшимся обстоятельствам.

Вступившее в законную силу решение суда по гражданскому делу должно быть обязательно для суда, прокурора, следователя и дознавателя при производстве по уголовному делу в части, касающейся установления обстоятельств, если они не вызывают сомнений у суда. Такое решение не может предрешать выводы о виновности или невиновности подсудимого. Например, когда решением суда по гражданскому делу доказаны определенные события или определенные действия, то в дальнейшем, если они войдут в предмет доказывания по уголовному делу, прокурору, следователю и дознавателю их следует рассматривать как уже установленные. Это

186

Раздел I. Общие положения

касается, в частности, иска о возмещении вреда, причиненного преступлением, рассмотренном и удовлетворенном в порядке гражданского судопроизводства до расследования и рассмотрения в суде уголовного дела Точно так же должен решаться вопрос и в случае отказа в иске в порядке гражданского судопроизводства, если он в дальнейшем вторично предъявлен по уголовному делу.

Положение закона о том, что вступившее в законную силу решение суда по гражданскому делу не может предрешать выводы властных субъектов уголовного процесса о виновности или невиновности подсудимого, учитывает то обстоятельство, что события и действия при производстве по делам устанавливаются не абстрактно (не вообще), а с учетом их гражданско- или уголовно-правовой природы, которые не совпадают. Кроме того, причини-тель вреда в гражданском процессе не пользуется процессуальными правами обвиняемого, которые шире прав ответчика по гражданскому делу. Поэтому можно констатировать, что преюдициальное значение решения суда по гражданскому делу для уголовного судопроизводства ограничено.