Реставрация монархии Стюартов в Англии

5. Реставрация монархии Стюартов в Англии:
а) – попытка восстановления республиканских порядков, «Вторая республика»
1659 года и ее крушение;
б) – «Бредская декларация» Карла II от 4 апреля 1660 г., ее основные положения;
в) – официальная реставрация монархии в мае 1660 года, причины реставрации
монархии, классовая сущность режима «Реставрации».
В 1658 г. лорд протектор Кромвель умирает, успев назначить приемником своего сына Ричарда Кромвеля («неудачливый» – так за глаза называли его офицеры), однако, не обладая авторитетом своего отца. Ричард был устранен от власти Советом офицеров. В 1660 после нескольких лет политической смуты парламент принимает решение о реставрации монархии и приглашает на престол Карла II Стюарта (сына казненного Карла I). Причины реставрации:
а) необходимость заключения внутреннего мира между буржуазией и феодальным дворянством;
6) необходимость мира с континентальной Европой (перед лицом готовящейся интервенции);
в) возврат к старой, испытанной веками форме правления – монархии (с учетом корректив, внесенных революцией).
Перед своим восшествием на престол Карл II Стюарт подписал так называемую “Бредскую декларацию”, в которой дал своим подданным ряд обещаний, ограничивающих его власть:
а) не преследовать цареубийц, республиканцев, виновных в гибели его отца;
б) сохранить за новыми собственниками земли, конфискованные у королевской семьи 1640 году;
в) сохранить за солдатами и офицерами службу и жалование (после присяги верности королю);
г) сохранить свободу за солдатами и офицерами службу и жалование (после присяги верности королю);
д) сохранить свободу вероисповедания (за исключением католиков).
Нужно отметить, что эти свои обещания в целом Карл II выполнил (и даже перевыполнил, распространив свободу вероисповедания и на католиков). Форма правления, установленная после реставрации Стюартов может быть охарактеризована как дуалистическая монархия (переходный этап от абсолютной к конституционной, парламентской монархии). Этапом установления монархии нового типа в XVII – начале XVIII вв. стало принятие в 1679 году «Акта о лучшем обеспечении свободы подданных и предупреждении заточению за морями» (Хабеас Корпус Акт). Он был принят по инициативе партии вигов-либералов с целью защиты от судебного произвола.
Его основные положения:
а) любой арестованный (за исключением случаев ареста за государственную измену, тяжкое уголовное преступление и гражданское правонарушение – неуплату долга) имеет право обратиться в суд с требованием в кратчайшие сроки рассмотреть дело;
б) тюремщик или шериф, в ведении которого находится арестованный, получив приказ «Хабеас корпус» должен доставить арестованного в суд (выдавший приказ) для проверки законности задержания;
в) судье, к которому доставлен арестованный, может либо оставить его под стражей либо освободить (не найдя в его действиях состава преступления), либо отпустить до суда под залог;
г) в течение 6-ти часов после задержания задержанный может требовать от шерифа или тюремщика письменную копию предписания об аресте, где указывается основания задержания и помещения под стражу; д) должностные лица (тюремщик, шериф, судья) не исполняющие требований данного акта наказываются высоким (до 500 ф. ст.) штрафом в пользу арестованного, а при повторном нарушении платят еще более высокий штраф и отстраняются от должности.
Положительное значение закона 1679 года, несомненно, поскольку он заключает в себе требования возможно более скорого уголовного суда и некоторые гарантии против незаконных арестов (презумпция невиновности).
При всем этом для правильной оценки закона 1679 года немаловажное значение имеют три обстоятельства: 1. неопределенность английского понятия государственной измены и тяжкого уголовного преступления (свободное судейское усмотрение);
2. право парламента приостанавливать действие закона 1679 года (бунт, вторжение и т.д.);
3. сугубо классовый характер денежного залога (бедняк не мог его внести и до суда вынужден был находиться в предварительном заключении).

Сравнивая кодесы судейского этики и адвокатской, можно заменить схожесть нравственных требований, что для судьи, что для адвоката. Например, статья 6 «К.С.Э» 1-3 пункт.
1. Судья должен следовать высоким стандартам морали и нравственности, быть честным, в любой ситуации сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти и причинить ущерб репутации судьи.
2. Судья должен добросовестно пользоваться своими гражданскими правами и исполнять гражданские обязанности. Он не должен использовать свое служебное положение для получения личных преимуществ в гражданско-правовых отношениях. Ему следует избегать заключения договоров, влекущих возникновение финансовых обязательств, с лицами, находящимися от него в служебной зависимости, а также с лицами, являющимися участниками судебных процессов по делам, находящимся в его производстве.
3. Судья не должен использовать свой статус в целях получения каких-либо благ, услуг, коммерческой или иной выгоды для себя, своих родственников, друзей, знакомых (например, получение кредита, заключение договоров на иных условиях, чем это предусмотрено в отношении других лиц); требовать либо принимать не предусмотренные законодательством Российской Федерации льготы, выплаты и преимущества (например, ссуды, беспроцентные займы, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов) и обязан принять разумные меры к тому, чтобы указанные льготы, выплаты и преимущества не могли быть приняты членами его семьи, если это вызвано действиями, которые судья совершил или намеревается совершить, либо бездействием судьи в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.
Судье не следует использовать свой статус при обращениях в различные государственные органы и органы местного самоуправления по личным вопросам; получать вознаграждение, связанное с выполнением обязанностей по осуществлению правосудия, из иных источников, кроме федерального бюджета, а в случаях, предусмотренных законом, – бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации.
В «К.А.Э» статья 4. 1-3 пункт.
1. Адвокаты при всех обстоятельствах должны сохранять честь и достоинство, присущие их профессии.
2. Необходимость соблюдения правил адвокатской профессии вытекает из факта присвоения статуса адвоката.
3. В тех случаях, когда вопросы профессиональной этики адвоката не урегулированы законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре или настоящим Кодексом, адвокат обязан соблюдать сложившиеся в адвокатуре обычаи и традиции, соответствующие общим принципам нравственности в обществе.
Так же можно выделить, что судья и адвокат помимо своей деятельности могут заниматься другой разрешенной законом деятельностью. Например, судья может заниматься преподавательской, научной, творческой, конечно, если это не припятствует осуществлению правосудия(глава 2, статья 5, пункт 4).
(К.С.Э, статья 9)Адвокат вправе совмещать адвокатскую деятельность с работой в качестве руководителя адвокатского образования и с работой на выборных должностях в адвокатской палате субъекта Российской Федерации или Федеральной палате адвокатов.
Исполнение адвокатом возложенных на него полномочий в связи с избранием на должность в адвокатской палате субъекта Российской Федерации или Федеральной палате адвокатов, а также исполнение адвокатом полномочий руководителя адвокатского образования (подразделения), является его профессиональной обязанностью.
При этом вознаграждение, выплачиваемое адвокату за работу в адвокатской палате субъекта Российской Федерации и Федеральной палате адвокатов в связи с исполнением указанных полномочий, носит характер компенсационной выплаты со стороны соответствующей палаты за вынужденную невозможность в полной мере осуществлять адвокатскую деятельность.
Судьи в отличие от адвокатов не могут оказывать юридические услуги, об этом нам сообщает «К.С.Э»
Статья 16. Ограничения, связанные с осуществлением юридической практики
1. Судья не вправе заниматься адвокатской и иной юридической практикой, оказывать юридические услуги в период нахождения в должности судьи. При этом судья вправе представлять самого себя, а также в случае законного представительства и других лиц в судебных органах, давать консультации и оказывать иную юридическую помощь членам своей семьи.

Анализируя статью 13 и 8 можно выделить, что адвокат и судья может отказаться от рассмотрения дела, но для этого должны быть весомые причины.
Статья 13 «К.А.Э»
2. Адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу кассационной жалобы на приговор суда в отношении своего подзащитного.
Адвокат, принявший поручение на защиту в стадии предварительного следствия в порядке назначения или по соглашению, не вправе отказаться без уважительных причин от защиты в суде первой инстанции.
ГЛ.3 Статья 8 пункт 4 «К.С.Э»
4. Судья должен отказаться от рассмотрения дела, если есть предусмотренные законом основания для отвода судьи либо если может возникнуть конфликт интересов, либо может возникнуть ситуация, ставящая под сомнение беспристрастность судьи.
судья располагает сведениями, согласно которым он может стать свидетелем по существу данного спора; давление на семью судьи.

АДВОКАТСКИЕ ТРЕБ. Для профессии юриста требования морали имеют особый смысл. С правосудием всегда связано представление о высоконравственных принципах: справедливости, гуманизме, честности, правдивости и т. д. Профессиональную мораль нельзя, однако, сводить лишь к специфическому преломлению общих норм нравственности в той или иной деятельности, В любой профессиональной морали не может быть каких-то особых нравственных норм, которые – бы не вытекали из общих нравственных принципов. Так, в качестве специфических норм морали юриста часто приводят правила о недопустимости разглашения данных, предварительного следствия, об адвокатской тайне и т. д., которые якобы составляют исключение из общих моральных принципов правдивости и искренности. Следует заметить, что эти правила являются правовыми нормами. Правдивость и искренность как нравственные принципы нельзя рассматривать в отрыве от гражданского долга, а иногда и правовой обязанности не разглашать определенные сведения. Должностные лица судопроизводства наиболее остро ощущают проблемы нравственности своей профессии, так как чаще сталкиваются с нестандартными ситуациями, нежели другие, а также ответственность за те или иные принятые решения, ибо последствия зависят от них в большей степени. Да и ставки высоки. Надо сказать, что культура и этика юристов всех отраслей всегда должна быть на «высоте».
Из понимания сущности профессиональной морали вытекает решение вопросов о развитии судебной этики, о расширении нравственных начал в уголовном судопроизводстве. В системе судебной этики выделяют общую и особенную часть. В общей части рассматриваются: общие положения об этике и профессиональной этике, предмет, методы, система и задачи судебной этики, общее значение и специфика нравственных отношений в судопроизводстве и исправительно-трудовой деятельности. В особенную часть должны быть включены такие вопросы, как особенности нравственных начал судебного расследования и этики следователя, особенности нравственных начал судебного разбирательства и этики судьи, особенности нравственных начал адвокатской деятельности и этики адвоката, особенности нравственных начал экспертного исследования и этики эксперта, особенности нравственных начал исправительно-трудовой деятельности и этики воспитателя ИТУ, нравственное воспитание и самовоспитание следователей, судей, прокуроров, адвокатов, экспертов, воспитателей ИТУ и т. д. Судебная этика теснейшим образом связана с юридическими дисциплинами — уголовным и гражданским процессами — и не только с наукой процессуального права, но и с материально-правовыми науками. Судебная этика призвана содействовать нравственному воспитанию общества и, в частности, должностных лиц, осуществляющих судопроизводство.
Честность как нравственное требование включает в себя правдивость, принципиальность, искренность перед другими и собой в отношении мотивов своего поведения. Честность в деятельности адвоката заключается в том, что при защите прав клиента не будет нарушен закон и будут использованы все известные адвокату законные способы защиты.
Адвокат должен быть компетентен в решении поставленной перед ним проблемы. Проще говоря, адвокат должен обладать знаниями о правовом регулировании, уметь правильно разобраться в ситуации, а так же навыками, необходимыми для применения соответствующих правовых норм. В том случае, если адвокат недостаточно компетентен в правовой проблеме, он должен прямо предупредить об этом клиента.
Адвокат должен добросовестно выполнять свои обязанности. Оказывая клиенту помощь, он должен использовать все известные ему законные способы для разрешения проблемы, действуя при этом настойчиво, смело, проявляя выдержку.
У адвоката должны присутствовать такие качества, как гуманность, чуткость, уважительное отношение к людям. Необходимым качеством адвоката должна быть точность и пунктуальность.
При осуществлении профессиональной деятельности адвокат:
1) честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет свои обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом;
2) уважает права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег и других лиц, придерживается манеры поведения и стиля одежды, соответствующих деловому общению.Кодекс профессиональной этики адвоката (принят первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г.). – Раздел 1. – Ст. 8.
У разных авторов разные мнения по поводу определенных этических требований к адвокату. Но, вообще, требования к выступлению профессионального судебного оратора (защитника, обвинителя, представителя потерпевшего, истца, ответчика) можно разделить на две группы: общие принципы и технические приемы. Такого мнения придерживается А.Д. БойковБойков А.Д. «Адвокатская деятельность»//Адвокат. – 2006. – № 5. – С.32..
К принципам судебной речи следует отнести законность, нравственную безупречность, чувство меры и такта, умеренность, объективность.
Принцип законности предполагает не просто соблюдение предписаний закона, но и демонстрацию уважения к закону. Необходимо всегда помнить, что закон – главное оружие адвоката. Произвольное толкование закона, продиктованное индивидуальными интересами, а тем более сознательное извращение закона может иногда способствовать достижению цели, но ненадолго. Профессионал не может ориентироваться на ущербно житейское «закон – что дышло». Такая ориентация мстит. Правовой цинизм судебного оратора неприемлем для достижения праведной цели, он способен лишь увеличивать мерзости нашей жизни.
Нравственность – важная составная часть норм поведения, в том числе и в сфере процессуальных отношений. Закон не должен противоречить простым нормам нравственности, но он и не исчерпывает их. Нормы нравственности дополняют закон и являются одним из важных критериев правильного поведения. Гуманизм, справедливость, уважение к человеческому достоинству лиц, с которыми приходится сталкиваться в ходе процесса, ясное осознание грани, отделяющей добро от зла – все это требования из области морали, обязательные для профессионального судебного оратора, показатель уровня его культуры.
Объективность и умеренность оратора вызывают чувство уважения и симпатии к нему со стороны аудитории, способствуют убедительности речи.
К логико-техническим ораторским приемам относятся обычно логические законы, нарушение которых подрывает доверие к оратору (непротиворечивость, законы тождества, достаточного основания и пр.), а также внешние эффекты, привлекающие внимание, «зачаровывающие, увлекающие». Это: жесты, паузы, логические ударения, акцентирующие повторения, эмоционально-логические отступления и прочее, что создает впечатление, воздействует не только на разум, но и на чувства, способствует запоминанию, формирует убеждение.
Все эти приемы многократно описаны в литературе о риторике, включая и изыскания известных юристов, к которым мы отсылаем наших читателей – педагогов и студентов.
Нелишне напомнить, что подлинное ораторское искусство не обеспечивается только знанием принципов и приемов судебного красноречия. В основе его должно лежать освоение всего богатства человеческой и профессиональной культуры, любовь к своему делу и родному языку, ныне явно нуждающемся в очищении и защитеВатман Д.П. Судебные речи (по гражданским делам). – М., 1989. – С. 11..

ДЛЯ СУДЬИ. Важнейшее требование к деятельности судебной власти – справедливость. Обществу и каждому человеку нужен суд только справедливый, стоящий на стороне правды, ее активно защищающий и выражающий в своих решениях.
В уголовном процессе, где речь идет о преступлении и наказании, о защите от преступлений важнейших благ личности, справедливость приобретает повышенное значение. Несправедливый суд может причинить огромный вред как отдельному человеку, так и всему обществу. В российской истории 30-х и последующих годов нашего века суды часто использовались как орудия незаконной расправы с невиновными. В период массовых репрессий по приговорам судов были уничтожены сотни тысяч тех, кого называли “врагами народа”, истреблялись ни в чем не виновные люди. Суды служили юридическим прикрытием чудовищной несправедливости, творимой государственной властью. Несправедливый суд всегда осуждался обществом. С его деятельностью связывались многие негативные явления. Иван Посошков (1652–1726), известный как сторонник преобразований Петра I, писал: “Все пакости и непостоянство чинятся у нас от неправого суда”.
Судебная власть оценивается как справедливая тогда, когда она применяет законы, признанные обществом справедливыми, разрешает дела, установив истину, достоверно выяснив их фактические обстоятельства, принимает решения в соответствии с познанными фактами и требованиями закона. Справедливый суд – это суд, где виновный обоснованно подвергается заслуженному наказанию, а невиновный обязательно оправдывается.
Требование к судебной власти быть справедливой относится не только к ее решениям окончательного характера, но и ко всей ее деятельности с момента, когда дело поступило в ее распоряжение. Справедливость выражается и в обеспечении равенства всех, кого затрагивает судебная деятельность, и в соблюдении прав участвующих в деле лиц, и в обоснованности и законности промежуточных решений “процедурного” характера.
Судебная власть должна быть равной для всех. Это нравственное требование, по сути, выражает уравнительный аспект справедливости. Однако требование обеспечения равенства в суде настолько важно, что оно специально выделяется законодательно и фигурирует в нравственном сознании общества.
Требование равенства в суде России законодательно закреплялось издавна, провозглашалось и в нормативных актах Петра I, Екатерины II, Александра II, и в конституциях, принимавшихся в разное время. Однако обеспечение реального равенства в суде, равных реальных возможностей отстаивать свои права перед судом людей, занимающих разное социальное, служебное, имущественное положение, остается проблемой и сегодня.
Судебная власть должна быть объективной и беспристрастной. Суд необъективный, тенденциозный не способен осуществить правосудие. Он извращает саму идею правосудия и может превратиться в орудие произвола. Особенно опасна необъективность под влиянием каких-либо сил, стремящихся воздействовать на судей.
В свое время французский судья сказал королю, просившему оказать ему услугу. “Ваше величество, суд постановляет приговоры, а не оказывает услуг”.
Беспристрастность судебной власти, проявляющаяся в отсутствии приверженности к какой-либо из сторон, способности равно относиться к их притязаниям и личности и действовать лишь в интересах истины и справедливости на основании закона и совести – фундаментальное требование нравственного и правового свойства. Судебная власть, не способная или не стремящаяся действовать беспристрастно, не заслуживает доверия общества. Те, кто ее олицетворяет, в этих условиях лишаются авторитета и морального права судить других.
Судебная власть должна быть компетентной. Компетентность можно характеризовать в одном из ее значений как высокий профессионализм судей, глубокое знание ими законов, требований профессиональной этики, неуклонное следование им, умение правильно разобраться в той или иной, иногда сложной и запутанной ситуации. Она включает и большой жизненный опыт, опыт применения законов, юридической деятельности еще до принятия на себя обязанностей судьи. Судья должен иметь высшее юридическое образование. Однако без постоянного совершенствования своих знаний, повышения юридической и общей культуры судья неминуемо окажется отставшим от требований, которым должен отвечать представитель судебной власти, сделается некомпетентным. Между тем люди, чьи судьбы решает судья, чьи права и интересы зависят от его решения, вправе требовать правосудия “высокого качества”
Каждый судья должен” быть профессионалом высокого класса. Все судьи в Российской Федерации обладают единым статусом (ст. 2 Закона о статусе судей в Российской Федерации). Но одновременно тот же закон разделяет судей на квалификационные классы в зависимости от занимаемой должности, стажа работы в должности судьи и иных обстоятельств. В соответствии с Положением о квалификационной аттестации судей они разделяются на шесть квалификационных классов. Материальное обеспечение судей зависит, в частности, от их квалификационного класса. Квалификационный класс судьи влияет и на оценку уровня его профессионализма. Представляется, что существующий порядок не безупречен в нравственном плане и не способствует охране авторитета судей. Он может подрывать доверие к судьям “низших” классов, хотя они, как правило, высокопрофессиональны. Что касается размеров материального обеспечения, которое, естественно, не может быть равным для всех, то их можно определять справедливо на основе других показателей.