ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ: ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ, БУДУЩЕЕ

Прошлое философских проблем. В существенной мере оно определяется представлением о философии как о «царице наук», и ее предназначением первооткрывателя вечных истин – Sub specie aeternitatis (лат. – с точки
зрения вечного). Выделение в [1] 15 философских проблем (8 «великих»
и 7 «проблем-неудачниц») хорошо очерчивает богатую историкофилософскую традицию и опыт проблематизаций. В продолжение высказанных идей сформулируем несколько соображений. Во-первых, любая из перечисленных проблем в [1] может квалифицироваться как междисциплинарная.
Во-вторых, трудно оценить влияние решения любой из этих проблем философами на другие науки, области интеллектуальной культуры. В-третьих,
в фокусы внимания философов XXI в. указанные 15 проблем философии попадают редко. Такой выводможно сделать, проанализировав темы кандидатских и докторских диссертаций и, названия публикаций.
От Сократа к М. Хайдеггеру протягивается линия развития философии
как искусства вопрошания. Ценность философских вопросов определялась их
влиянием на развитие интеллектуальной культуры. По мере совершенствования ее отраслей, а также в связи с углубляющейся дифференциацией интеллектуальной деятельности, а в особенности науки, постановка проблем специализируется, сказываясь и на философии. Лидерами науки с XX в. выступают математика и физика с приложениями их результатов в инженернотехнических дисциплинах. Философы в силу универсальности предмета, методов, категориального аппарата обладают потенциалом выступать организаторами междисциплинарных исследований и проектов, но он используется
явно недостаточно. В распространенных выражениях философские проблемы
представляются ученым: а) недостаточно строго сформулированными, б) не
входящими в область интересов, в) такие проблемы уже решаются в науке
вне зависимости от философских работ, к примеру психофизическая проблема в нейрофизиологии.
Если предпринять краткий обзор истории философских проблем, уместным будет выделить в ней три периода. Первый период совпадает с началом
философии, когда философы выступают лидерами интеллектуальной культуры. Они осуществляют проблематизации, относительно которых разворачивается познание, формируются научные направления. Второй период характеризует конкуренцию философии за лидерство в интеллектуальной культуре
с науками и с религией. К сожалению, философам не удалось найти удачной
специализации философии среди остальных отраслей интеллектуальной
культуры, к концу XIX началу XX в. философы, потерпев неудачи в натурфилософском проекте, включаются вместе с наукой и образованием в процессы предметно-методологического обособления и дифференциации (фрагментации) знания. Третий период знаменует перемещение философии на периферию интеллектуальной культуры. Позицией большинства философов
становится роль свидетеля при первооткрывателях ученых, педагогах, политиках, представителях масс-медиа и пр. Со второй половины XX в. и по настоящее время можно говорить о современном (третьем) этапе становления
философской проблематики.

Настоящее философских проблем. С конца XX в. философия, как и
другие отрасли интеллектуальной культуры, переживает неудовлетворенность своим настоящим состоянием и находится в поисках иных смыслов,
идей, ценностей. Обратимся к опытам новых философских проблематизаций.
В [3] были предприняты попытки формулирования новых философских проблем, призванных определить ориентиры становящейся эпохи. Здесь предложим несколько формулировок, способных инициировать междисциплинарные обсуждения.
3.1. В каком из актуальных направлений и до какой степени согласованно
(гармонично) пойдет развитие человека, общества, природы? При ограниченности внутренних и внешних ресурсов и с учетом современных устройств
человека и общества расширенное гуманитарное и социальное воспроизводство не имеют стратегических перспектив (загрязнение окружающей среды,
исчерпание ресурсов …). Важно осмысливать, какую роль в эволюции человека и общества будет играть Природа (Земля, Космос), сформируется ли в
XXI в. устойчивая триада саморазвития: человек, Природа, общество.
3.2. Являются ли человек и общество высшими ступенями эволюции
Космоса, способны ли они порождать и реализовывать проекты трансгуманистического, транссоциального характера, отвечающие критериям безопасности, реалистичности, эффективности? Естественно, ответ на эти вопросы требует четкого представления об эволюции, устраивающего ученых разных
специальностей, философов, теологов. Современные представления об обществе далеки от их концентрации в формат научной социальной теории, позволяющей строить и анализировать имитационные модели, прогнозировать
события, реализовывать адекватные управления.
3.3. На рубеже XX и XXI в. происходит смена форм перцепции. Книжная
и аудиальная передача информации заменяются экранно-клиповыми формами, усиливается кинестатический компонент в восприятии, линеаризованные
тексты замещаются гипертекстами. В этих условиях повышается эстетизация
восприятия. Причем искусство разворачивается в качестве одного из инструментов познания. Перспективный синтез когнитивного, технического, эстетического компонентов можно проследить в настоящее время в развитии
цифровой культуры, в частности нано-арта [4]. Может сложиться впечатление, что в основе сказанного лежит сциентистско-технократический проект,
но среди философов имеет место интерес к темам архаики, мифопоэтики, к
примеру [5–6]. В работах отмеченных авторов не только фиксируется факт
глубокого поворота в культуре XXI в. в целом, но и указывается на рост визуального, телесного, эстетического компонентов.
3.4. После неолитической революции, невозможной без активизации интеллекта, следующим поворотным пунктом в мировой истории выступает
осевое время, где сформировался современный тип интеллектуальной культуры. Апогей ее развития – индустриальное общество. Его кризис в конце
XX в. не причина, а следствие стагнации в развитии интеллекта, снижения
темпов развития в науке, образовании, проектировании. В перечисленных
областях жизнедеятельности должна была сформироваться база для перехода
от экстенсивных к интенсивным технологиям развития цивилизации. Этого
не происходит, что ярко подтверждает мировой кризис, начавшийся с 2008 г.,
и продолжающийся до настоящего времени. В аспекте интеллекта он демонстрирует отсутствие решений, открывающих человечеству новый горизонт
развития и необходимых для перехода в новую эпоху.
3.4.1. Современную интеллектуальную культуру отличает глубокая
фрагментация, ярко выражающаяся в науке, философии, религии. Открытие
в XX в. системного подхода, кибернетики, синергетики должно быть дополнено выходом на уровень синтеза систем, начиная от объединения философии, физики, математики, основы которого были заложены в Античности и
сохранялись еще в XVIII в. В настоящее время серьезной работы в указанном
направлении не проводится. В России междисциплинарные исследования
практически не предусмотрены ни рубрикатором научных направлений и
специальностей, ни деятельностью РФФИ, РНФ. 3.4.2. Выше (п. 3.3) было указано на кардинальную смену человеком
форм перцепции. Рациональная культура от осевого времени взяла за основу
линеаризованные формы рассуждения, речи, письма. Своим открытием дифференциальной геометрии Р. Декарт показывает вторичность чертежа (изображения) в отношении к аналитическим записям. Однако организация мысли, устройство большинства естественных объектов, инженерно-технических
систем радикально отличаются от линеаризованных описаний. Сказанное
актуализирует обращение к гипертекстам, геометрическим схемам, логикотопологическим проработкам. Это не исключает линеаризованные тексты.
Воспользуемся аналогией – карта местности и текст для ее описания как дополнения друг друга.
3.4.3. В конце XIX начале XX в. неокантианцами актуализируется тема
кардинального различия наук о Духе и о Природе. Представляется, что при
обсуждении данной темы более точно следовало бы вести речь о не решенной наукой проблеме согласования смысло-содержательного и формальноматематического аспектов рассуждения. Это уместно дополнить формулировкой о дисбалансе в развитии автоматизации вычислений (Б. Паскаль,
Г.В. Лейбниц, А. Тьюринг, …) и автоматизации рассуждений (Р. Луллий, логические машины [8]).
3.4.4. Тема социального неравенства начинает конструктивно обсуждаться Платоном, предложившим выделять в государстве три сословия. В XXI в.,
с переносом коммуникаций на новые средства связи и интеллектуального
сопровождения, новые качества приобретает процесс генезиса, развития,
взаимодействия социальных групп. Появляются новые формы субъектности – интернет-сообщества, социальные сети. Идеи гражданского общества
в условиях либерализации и демократизации в современных государствах
послужили средой для формирования разнообразных субкультур – игровых,
молодежных, сексуальных и др. Опыты революций XXI в. (бархатные, цветные, арабская весна, майдан) указывают на факт глубоких перемен в социальной структуре общества. Заметим, социально-экономическая динамика
серьезно опережает прогностические предложения экспертов.
3.4.5. Темы гендера и феминизма нуждаются в глубокой онтологической
проработке. Важно выявить соответствия различий полов на уровне субстанции, связать их особенности с эффектами оппозиций; рассмотреть критически их ограниченность, а также продуктивность актуализации других комбинаций, включая основывающиеся на отношениях троичности.
3.5. Серьезным препятствием для интеграции наук является отношение к
понятию законов. Считается, что только фундаментальные науки способны
открывать законы Природы, а искать подобные законы в обществе – бессмысленно [9]. Обратим внимание на следующее: во-первых, и наука, и философия до настоящего времени выстраивают понимание закона относительно вещественно-энергетической парадигмы; во-вторых, толкование категории закона фактически не учитывает эволюции: как, например, быть с
законом гравитации, если не появились массы. В междисциплинарном исследовании Р. Коллинза понятие закона употребляется в ряду синонимов с
принципами, механизмами (силами) [10. С. 248–250]. С учетом механизма
номогенеза, вплетенного в развитие Мироздания, целесообразно учитывать,что общество (как совершенно особый социум), начиная формироваться от
неолитической революции, есть чрезвычайно молодой, но ускоренно развивающийся, к примеру, в сравнении с человеком, объект. Достигнет ли общество уровня внутренней связности (как, например, у математических и физических объектов), обеспечив ему эмерджентный переход в стадию номологического развития?
3.6. В пункте 3.4.1 поставлена проблема отсутствия синтеза философии,
физики, математики в современной интеллектуальной культуре. Отмеченная
в п. 3.1 триада устойчивого саморазвития – человек, общество, Природа – не
станет эффективной без участия техники. Для этого как для человека, общества, Природы, так и для направлений разработки новой техники должна
быть определена общая миссия: от любого локального уровня сочетать всякое индивидуальное саморазвитие с саморазвитием Мироздания. В таком
случае техника оказывается инструментом, существенно расширяющим до
масштабов Космоса участие человека и общества в глобальной эволюции.

Будущее философских проблем. Тема непосредственно связана со
становлением новой эпохи. Успехи философских проблематизаций могут
быть связаны с отказом от сложившейся традиции, в частности, от рефлексий материалов, накопленных наукой, религией и другими отраслями
культуры. Наметим области, перспективные для формирования философских проблем будущего.
4.1. В стремлении осмыслить новые пути философских проблематизаций
уместно обратиться к материалам, которые заключают богатый потенциал
для их развертывания в философские проблемы – к интеллектуальным интуициям. Это основополагающие идеи, которые, как правило, даже не обсуждаются, поэтому некритично используются как условие для умозаключения,
гипотезы, модели, теории, эксперимента. Несмотря на факт дистанцирования
философии от других наук, именно она до настоящего времени служит источником творческих новаций. Философы de facto занимаются не столько
вопрошаниями, сколько генерацией метафизических предположений, а для
их выражения изобретаются новые или переопределяются существующие
категории. Примеры интеллектуальных интуиций представлены в [3].
4.2. Любая существенная трансформация интеллектуальной культуры
тесно связана с изменениями языка, особенности которого серьезнейшим образом влияют на особенности выделения областей проблематизации и формулировки проблем. От выражений проблем на древних языках с XV–
XVII вв. начинается использование для развития философии национальных
языков. Со 2-й половины XX в. в мировой интеллектуальной культуре преобладает тенденция утверждения английского языка как универсального для
коммуникаций интеллектуалов. На каком языке (языках) будут формулироваться философские проблемы новой эпохи? Наша точка зрения заключается
в том, что переход на английский является тенденцией уходящей эпохи и переходного периода. Глубоких перемен в миропонимании не добиться без
серьезных изменений языка. Возможно, будут идти разнообразные лингвистические гибридизации с выходом на новые версии эсперанто. Перспективы национальных языков окажутся связанными со способностью их носителей
к порождению конкурентоспособных инноваций.
4.3. Еще одним аспектом понимания будущего философских проблем выступает то, в каких форматах они будут выражаться. С древности для интеллектуальной культуры рационального типа в качестве ведущего формата утверждается линеаризованная упаковка знаний в мысли, речи, письме. Будущее
философских проблем, как и переход к интеллектуальной культуре нового типа в целом, будет определяться конструированием знаний в виде гипертекстов.
В указанном направлении ведутся работы по созданию и применению в междисциплинарных исследованиях когнитивных визуализаций, интеллектуальных схемотехник, разрабатываемых на базах категориально-системной методологии, теории динамических информационных систем [2–3. С. 11].
4.4. Постараемся выделить несколько направлений развития интеллектуальной культуры, по которым уместно разворачивать новые философские
проблематизации.
4.4.1. Переход исследовательских стратегий на уровень синтеза систем.
Как интегрировать системы, включая такие, как отдельные науки, учебные
дисциплины, проекты? К примеру, как объединить установки на создание
высоких технологий в сферах технической и гуманитарно-социальной деятельности?
4.4.2. Отказ от неокантианского разъединения наук о Природе и Духе с
переходом к интеграции содержательно-смысловых и формальноматематических описаний. В данной проблемной области важное место занимает создание универсального исследовательского инструментария, не
только пригодного к применению в разных областях интеллектуальной деятельности, но и содействующего их интеграции.
4.4.3. Создание новых интеллектуальных технологий развернется на основе разнообразных приемов визуализаций рассуждений, где найдут себе
место и клиповые образы, и геометрические конструкции. В таком ключе
будет происходить развитие методов автоматизации рассуждений, согласующихся с современными вычислительными технологиями и формированием искусственного интеллекта.
В тенденции можно ожидать переход от доминирования аналитикоредукционистских установок к холистическо-синтезирующим, когда онтологические ориентиры сместятся от поиска простейших частей Мироздания к
пониманию таких высокосложных объектов, как биосфера, человек, общество. В русле вопросов о месте общества в эволюции космоса уместен и вопрос
о том, не является ли одной из функций общества выполнение им роли социокомпьютера?