Понятие, сущность и функции уголовного процесса. Исторический экскурс в историю уголовного судопроизводства.

Лекционные темы по Уголовно-процессуальному праву.

 

Лекция 1. Понятие, сущность и функции уголовного процесса. Исторический экскурс в историю уголовного судопроизводства.

 

Источник: Функции в уголовном судопроизводстве: понятие, сущность, значение (С.П. Ефимичев, П.С. Ефимичев, “Журнал российского права”, N 7, июль 2005 г.)

 

Уголовный процесс это регламентированная законом деятельность органов предварительного расследования, прокуратуры и суда по возбуждению, расследованию, судебному рассмотрению и разрешению уголовных дел, а также всех участвующих в ней лиц, которая осуществляется в форме правовых отношений и обеспечивает применение уголовного закона.

 

Определяя сущность уголовного процесса, следует согласиться с Г. П. Химичевой, что это осуществляемая в установленном законом порядке деятельность органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора, судьи, суда и других участников уголовного судопроизводства при возбуждении, расследовании, судебном рассмотрении и разрешении уголовных дел, исполнении приговоров, а также возникающих в связи с этой деятельностью правовых отношений этих органов и должностных лиц как между собой, так и с другими участвующими в деле лицами.

В теории права выделяются четыре группы (системы) функций, которые в совокупности образуют систему функций права. Среди них общеправовые функции, отраслевые функции, функции правовых институтов и функции норм права. В связи с этим можно полагать, что уголовно-процессуальные функции рассматриваются как функции отрасли права (отраслевые функции), специфические для отрасли уголовно-процессуального права. Если исходить из того, что функции – это предназначение и направление правового воздействия, то уголовно-процессуальные функции представляют собой специфическую форму реализации общеправовых функций – регулятивной и охранительной.

Нормы уголовного права могут быть реализованы только в рамках уголовного судопроизводства, в этом и состоит его основное предназначение, его основная функция.

Вопросы функции в уголовном судопроизводстве в теоретическом плане являются дискуссионными. На сегодняшний день общепризнанного определения понятия функции не выработано. Термин “функция” впервые в УПК употреблен в ст. 15 “Состязательность сторон” гл. 2 “Принципы уголовного судопроизводства”. Это означает, что “состязательность сторон” является принципом уголовного судопроизводства. Статья 15 УПК устанавливает:

  1. Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон.
  2. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.
  3. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.
  4. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

Как следует из содержания ст. 15 УПК, законодатель связывает понятие функций в уголовном судопроизводстве с принципом состязательности сторон и определяет наличие в уголовном судопроизводстве трех функций: 1) обвинения, 2) защиты, 3) разрешения уголовного дела.

М.С. Строгович под уголовно-процессуальными функциями понимает “отдельные виды, отдельные направления уголовно-процессуальной деятельности”. По его мнению, в уголовном процессе существуют три основные уголовно-процессуальные функции: 1) обвинение (уголовное преследование), 2) защита, 3) разрешение дела. По мнению П.С. Элькинд, “уголовно-процессуальные функции – это определяемые нормами права и выраженные в соответствующих направлениях уголовно-процессуальной деятельности специальное назначение и роль ее участников. Вся уголовно-процессуальная деятельность складывается из определенных функций: установления, проверки данных относительно преступления; их расследования; обвинения; защиты; судебного рассмотрения и разрешения уголовного дела; вспомогательных; побочных

Вывод: несмотря на то, что УПК РФ в ст. 15 выделяет функции: обвинения, защиты и разрешения уголовного дела, что подтверждают такие общепризнанные ученые, как М.С. Строгович; С.П. Ефимичев, П.С. Ефимичев ставят под сомнение (на 2005 год) общепризнанность в теории уголовно-процессуального права такое деление функций на виды и говорят о дискуссионности этого вопроса. По моему мнению, такое деление оправдано.

Лекция 2. Принципы уголовного процесса

Источник: Система принципов и цель производства по уголовному делу. А. В. Гриненко 2000 год, монография.

Если рассматривать абстрактную систему уголовно-процессуальных принципов, то следует признать, что все они равновелики, так как пред­ставляют собой нормативные предписания, предназначенные для наиболее полного урегулирования ситуаций, возникающих при движении уголовных дел. В случае же исследования реальной системы принципов проявление отдельных ее элементов может быть условно описано в виде подчиненного либо главенствующего положения среди других. Обратим внимание, что такое описание может применяться только по отношению к конкретной право­применительной ситуации по отдельному уголовному делу и не имеет характера обобщенного суждения.

Таким образом, можно утверждать, что система уголовно-процессуальных основ (принципов) — это интегрированные в структурно упорядоченное единство нормативные предписания, обладающие относительной самостоятель­ностью, стабильностью, автономностью функционирования и возможностью взаимодействия с другими элементами внутри системы и иными правовыми системами в целях наиболее полного урегулирования вопросов, возникающих в связи с возбуждением, расследованием, рассмотрением и разрешением уголовных дел.

Система принципов уголовного процесса оказывает регулятивное и охранительное воздействие по отношению к остальным нормам, которые подлежат использованию при производстве по конкретному делу.

Регулятивное воздействие системы принципов заключается в том, что при формировании решения лицо, ведущее производство по делу, выбирает из действующего законодательства совокупность норм, необходимых для позитивного урегулирования конкретной ситуации и определяет соответствие принимаемого решения требованиям системы принципов. При этом, по словам Л. Б. Зусь, «…своеобразие регулирующей роли общих процессуальных норм состоит в том, что правовая регламентация поведения выражена в них в виде общих положений, имеющих определяющее значение для всей системы уголов­ного процесса, его стадий, институтов или конкретных (частных) норм».

Охранительное воздействие системы состоит в том, что при обнаружении несоответствия между требованиями принципов и ранее принятым решением последнее отменяется и уголовное производство должно быть начато с реализации именно тех норм права, которые были нарушены.

Таким образом, для того, чтобы система уголовно-процессуальных принципов выполняла свое назначение, необходимо, чтобы с ее стороны осуществлялся непрерывный контроль за реализацией всех остальных правовых систем. Поэтому, по словам С. А. Альперта, как вся система, так и каждый отдельный принцип должны обеспечивать позитивную реализацию всех норм права в любой дискретный момент правоприменительной деятель­ности, определять характер всех других процессуальных правил.

Вывод: Я согласен с автором,  в том плане, что принципам уголовного процесса должно быть отведено центральное место в системе уголовно-процессуального права, а также их равенство между собой, в связи с их функциональной необходимостью.

Лекция 3.  Механизм реализации  уголовно-процессуального права. Источники уголовно-процессуального права.

Источник: Научная статья. Холоденко В.Д., Проблемы правового регулирования уголовно-процессуальной деятельности, 2007 г.

Под механизмом правового регулирования понимается взятая в единстве система правовых средств, при помощи которой обеспечиваются: «результативное правовое воздействие на общественные отношения» «комплексное регулятивное воздействие на поведение людей и их объединений с целью достижения общественно полезных целей». «Процессуально-правовой механизм — это динамическая система правовых средств, при помощи которой упорядочивается охранительная деятельность уполномоченных органов в области юрисдикционного правоприменения».

Механизм уголовно-процессуального регулирования представляет собой систему заложенных (содержащихся) в нормах уголовно-процессуального права правовых средств регулирования деятельности (правовых инструментов), характеризующихся своими способами воздействия на деятельность и общественные отношения, возникающие при производстве по уголовным делам. В механизм уголовно-процессуального регулирования входят следующие, определяемые законом процессуальные средства регулирования: задачи деятельности; полномочия, права и обязанности участников уголовного судопроизводства; юридические факты; уголовно-процессуальные правоотношения; уголовно-процессуальная форма; санкции и ответственность

В отличие от ряда других отраслей права, источниками уголовно-процессуального права являются только законы. Никакие иные нормативные акты не могут регулировать уголовно-процессуальные отношения. При этом в соответствии с п. “о” ст. 71 Конституции РФ вопросы уголовно-процессуального права могут регулировать только федеральные законы. Субъекты Федерации принимать уголовно-процессуальные законы не вправе.

Важнейшим источником уголовно-процессуального права является Конституция РФ. Она имеет прямое действие и преимущественную юридическую силу по отношению к другим законам. Это касается и Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Вторым по значению источником уголовно-процессуального права является Уголовно-процессуальный кодекс РФ – основной законодательный акт, комплексно регламентирующий уголовно-процессуальные отношения.

Нормативные указы Президента РФ как главы государства подлежат применению судами при разрешении конкретных судебных дел, если они не противоречат Конституции РФ и федеральным законам (ч. 3 ст. 90 Конституции РФ).

Установлено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью законодательства РФ, регулирующего уголовное судопроизводство. Однако следует иметь в виду, что речь идет не о всякой норме международного права, а лишь об общепризнанных принципах и нормах международного права, а также о международных договорах Российской Федерации. Такой договор должен быть подписан полномочным представителем Российской Федерации, а затем ратифицирован Государственной Думой, одобрен Советом Федерации и подписан Президентом РФ.

В этом случае при противоречии между нормами международного договора РФ и Уголовно-процессуального кодекса РФ применяются правила международного договора.

Обязательность решений Конституционного Суда несколько сближает их с законами, которые также обязательны для исполнения всеми на всей территории РФ.

Вывод: Я считаю, что уяснение механизма реализации уголовно-процессуального права возможно через вышеизложенные элементы механизма уголовно-процессуального регулирования, посредством познания, через толкование, имеющуюся практику. Источники, по моему мнению, необходимо выделять в соответствии со ст. 1 УПК РФ, как главного источника уголовно-процессуального права.

Лекция 4. Уголовное преследование и участники уголовного процесса.

Источник: Научная работа, Козубенко Ю.В. Уголовное преследование: опыт комплексного исследования. СПб: Юридический центр Пресс, 2006

Источник: УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС РОССИИ. Под редакцией доктора юридических наук, профессора З.Ф. Ковриги, доктора юридических наук, профессора Н.П. Кузнецова 2002 год.

В последнее время в уголовно-процессуальной литературе широкое распространение получило понимание уголовного преследования как дея­тельности, предшествующей разрешению дела и состоящей в формулиро­вании и обосновании вывода о совершении определенным лицом конкретного общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом.

Согласно  постановлению уголовное преследование на этапе досудебного производства считается равнозначным расследованию преступлений, и обе эти деятельности начинаются с момента возбуждения уголовного дела. В п. 4 мотивировочной части данного постановления го­ворится, в частности, что «актом возбуждения уголовного дела начинается публичное уголовное преследование от имени государства в связи с со­вершенным преступным деянием…», в соответствии с чем «правила о по­рядке возбуждения уголовного дела предваряют регулирование расследо­вания, т. е. той досудебной стадии уголовного процесса, в ходе которой на специальные указанные в законе органы и должностных лиц возлагаются обязанности по раскрытию преступлений, изобличению виновных, фор­мулированию обвинения и его обоснованию». Такая трактовка порождает сразу несколько правовых коллизий и входит в жесткое противоречие с целым рядом норм российской Конституции и уголовно-процессуального законодательства.

В самом деле, если уголовное преследование отныне считается нача­тым с момента возбуждения уголовного дела, его уже нельзя отождествлять с функцией обвинения, поскольку это нарушало бы презумпцию невинов­ности (ч. 1 ст. 49 Конституции РФ, ч. 1 ст. 14 УПК РФ). Следовательно, опираясь на такое мнение, уголовное преследование — это не только функ­ция, как неоднократно утверждают Конституционный Суд РФ и УПК РФ (например, в ст. 15), но и деятельность по возбуждению уголовного дела, привлечению лица в качестве обвиняемого и его осуждению.

О том, что это не частный случай, также свидетельствует ч. 1 ст. 31 Закона РФ «О прокуратуре Российской Федерации», которая гласит: «Осуществляя уголовное преследование, органы прокуратуры проводят расследование по делам о преступлениях, отнесенных уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации к их компетенции. При такой формулировке расследование любого преступления возможно исключительно в рамках осуществления какой-либо деятельности, кото­рую законодатель и называет уголовным преследованием.

Классификация участников уголовного судопроизводства возможна по различным основаниям. Наиболее приемлемой в учебном процессе является разделение участников, закрепленное в разделе II УПК. При этом важно иметь в виду, что основанием для подобной классификации является возможность отнесения того либо иного участника к различным группам в зависимости от выполняемой им процессуальной функции. Разделение форм участия в зависимости от функций, основных направлений деятельности, обусловлено положениями принципа состязательности сторон, в соответствии с которым функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или на одно и то же должностное лицо (ч. 2 ст. 15 УПК).

По данному основанию участники уголовного судопроизводства разделены на следующие группы.

  1. Суд (гл. 5 УПК). Следует иметь в виду, что в силу ч. 3 ст. 15 УПК суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.
  2. Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения (гл. 6 УПК). К ним относятся: прокурор (ст. 37 УПК), следователь (ст. 38 УПК), начальник следственного отдела (ст. 39 УПК), орган дознания (ст. 40 УПК), дознаватель (ст. 41 УПК), потерпевший (ст. 42 УПК), частный обвинитель (ст. 43 УПК), гражданский истец (ст. 44 УПК), представитель потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя (ст. 45 УПК).
  3. Участники уголовного судопроизводства со стороны защиты (гл. 7 УПК). Данную группу составляют: подозреваемый (ст. 46 УПК), обвиняемый (ст. 47 УПК), законные представители несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого (ст. 48 УПК), защитник (ст. 49–53 УПК), гражданский ответчик (ст. 54 УПК), представитель гражданского ответчика (ст. 55 УПК).
  4. Иные участники уголовного судопроизводства (гл. 8 УПК). К ним отнесены: свидетель (ст. 56 УПК), эксперт (ст. 57 УПК), специалист (ст. 58 УПК), переводчик (ст. 59 УПК), понятой (ст. 60 УПК). Выделение данных участников в самостоятельную группу обусловлено тем, что они не облают собственными интересами при производстве по уголовному делу. Более того, наличие личной заинтересованности является обстоятельством, исключающим участие данных лиц в уголовном судопроизводства (гл. 9 УПК).

Вывод: Таким образом, уголовное преследование нельзя отождествлять с функцией обвинения, чтобы не нарушать основополагающие нормы и принципы уголовно-процессуального кодекса РФ и основного закона государства и общества Конституции РФ. Уголовное преследование – это не только функция, но и деятельность по возбуждению уголовного дела, изобличению виновного, опровержение презумпции его невиновности, привлечение лица в качестве обвиняемого и его осуждение.

Классификация участников уголовного судопроизводства возможна по различным основаниям, однако основная классификация, по моему мнению, является «в зависимости от выполняемой участником процесса функции».

Лекция 5. Доказательства  в уголовном процессе

Источник: Научная статья (адвокатская публикация) Сидорова А.С. Доказательства в уголовном процессе. 2012 год.

Доказательства по уголовному делу  – это прежде всего, конкретная информация о конкретных обстоятельствах,  достоверность которой не вызывает сомнений.

При этом доказательства по делу должны соответствовать следующим критериям.

Первое, на что надо обратить внимание, это законные источники доказательств.

Если говорить о законных источниках доказательств, следует отметить, что в качестве доказательств допускаются перечисленные в ч.2 ст. 74 УПК РФ:

Здесь необходимо обратить внимание на перечень недопустимых доказательств, перечисленных в ст. 75 УПК РФ.

Кроме того, УПК РФ перечисляет ряд конкретных обстоятельств, наличие которых также влечет исключение доказательств из уголовного дела.

Доказательства в уголовном процессе признаются таковыми также при условии, если они имеют значение для уголовного дела. То есть фактические данные (сведения), содержащиеся в них должны иметь с обстоятельствами, входящими в предмет доказывания определенную логическую связь.

Здесь необходимо вспомнить о таком критерии оценки доказательств, как относимость доказательств.

Признание доказательств недопустимыми, как правило, происходит в результате рассмотрения ходатайств об исключении доказательств, которые заявляет защитник по уголовному делу.

Вывод: Таким образом, для выявления надлежащих доказательств, необходимо не только наличие или отсутствие таковых в ст. 74, 75 УПК РФ, но и в соответствии с принципом свободы оценки доказательств – определение наличия относимости, допустимости и достоверности для признания доказательства надлежащим и в совокупности с остальными доказательствами – достаточности.

Лекция № 6. Понятие, структура и содержание доказывания

Источник: Левченко О.В. Общеизвестные факты в уголовно-процессуальном доказывании (Журнал “Правоведение”/1996/№ 4)

Деятельность следователя, дознавателя, прокурора, судьи, защитника в процессе судопроизводства по уголовным делам, так же как и любая другая деятельность, основана на использовании при ее выполнении общеизвестных знаний. Они используются в процессе уголовно-процессуального доказывания при собирании, проверке и оценке доказательств по делу. При этом качественные и количественные критерии использования общеизвестных знаний зависят от многих факторов: во-первых, от суммы знаний, складывающейся в процессе профессионально-практической деятельности и характеризующей профессионально-юридические общеизвестные знания; во-вторых, от суммы знаний, которые имеют историко-бытовой характер, и др.

Доказывание в уголовном процессе – это осуществляемая в установленном законом порядке деятельность органов предварительного расследования, прокурора и суда по собиранию, проверке и оценке доказательств в целях установления истины по уголовному делу и решения задач уголовного процесса.

В.К. Случевский под уголовными доказательствами понимал те фактические данные, на основании которых судья может образовать в себе, в отношении преступного посягательства, убеждение о событии преступления и виновности совершившего его лица

Так, М. С. Строгович считал, что «доказывание – это установление при помощи доказательств всех фактов, обстоятельств, имеющих значение для разрешения уголовного дела… Иными словами, доказывание – это пользование доказательствами для выяснения обстоятельств уголовного дела».    М. М. Гродзинский определял доказывание как «деятельность следственно-судебных и прокурорских органов по собиранию, закреплению и оценке доказательств»). А. И. Трусов называет доказывание процессом установления фактов . По мнению И. Б. Михайловской, доказывание «представляет собой осуществляемую в соответствии с требованиями процессуального закона деятельность органов расследования, прокуратуры и суда по собиранию, исследованию и оценке фактических данных об обстоятельствах, подлежащих установлению по уголовному делу»

Вывод: По моему мнению, понятие и содержание доказывание как процесса, должны состоять из трех составляющих: 1) сведения о фактах 2) источники этих сведений (фактов) 3) способа собирания (изъятия), закрепления, проверки и оценки.

Лекция 7.  Меры  уголовно-процессуального  принуждения

Источник: УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС РОССИИ. Под редакцией доктора юридических наук, профессора З.Ф. Ковриги, доктора юридических наук, профессора Н.П. Кузнецова 2002 год.

Уголовно-процессуальное принуждение – это закрепленные законодательством меры предупреждения неисполнения участниками судопроизводства своих обязанностей и совершения ими неправомерных действий, препятствующих осуществлению правосудия, а также меры, обеспечивающие условия выполнения назначения уголовного судопроизводства. Меры принуждения как метод государственного воздействия используются для устранения препятствий, создаваемых участниками судопроизводства при возбуждении, расследовании и рассмотрении обстоятельств совершенного преступления.

Для уголовного судопроизводства характерно многообразие мер принуждения. Они образуют систему, обладающую следующими признаками:

– применяются только в сфере уголовного судопроизводства;

– носят характер ограничения определенных прав и интересов личности;

– выражаются в действиях принудительного характера в отношении участников уголовного судопроизводства;

– формы ограничения конституционных прав и свобод личности в уголовном судопроизводстве регламентированы действующим уголовно-процессуальным законодательством.

Обязательными условиями применения уголовно-процессуального принуждения являются законность и обоснованность, которые выражаются: 1) в нормативном определении видов принудительных мер; 2) в определении субъектов, специально уполномоченных и наделенных правом применения процессуального принуждения; 3) в указании лиц, в отношении которых могут применяться определенные виды принуждения; 4) в закреплении процедуры применения уголовно-процессуального принуждения (оснований, условий и порядка применения).

Уголовно-процессуальное законодательство делит меры процессуального принуждения на три группы: 1) задержание подозреваемого (глава 12, ст. 91–96 УПК); 2) меры пресечения (глава 13, ст. 97–110 УПК); 3) иные меры процессуального принуждения (глава 14, ст. 111–118 УПК).

Вывод: По моему мнению, наличие мер процессуального принуждения необходимо для правильного, быстрого достижения целей и задач уголовного судопроизводства. Деление на три группы уголовно-процессуальным законодательством этих мер, позволяет разграничить их. Положительной остается ситуация с мерами принуждения, которые ограничивают права и свободы человека, не нарушая их, в связи с тем, что применить такие меры возможно только на основании судебного решения.

Лекция 8. Процессуальные сроки. Жалобы и ходатайства

Источник: Монография ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ СРОКОВ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. ХАТМУЛЛИН КАМИЛЬ ЮНУСОВИЧ, 2013 год.

Введение ст. 6.1 в Уголовно-процессуальный кодекс РФ является следствием решений Европейского Суда по правам человека, принятых в отношении России о чрезмерном затягивании сроков расследования и разрешения уголовных дел. В связи с этим по-новому звучит вопрос в теории уголовного судопроизводства о процессуальных сроках, их видах и природе.

В учении о право-временных средствах в уголовном судопроизводстве природа процессуальных сроках рассматривалась в зависимости от тех задач, которые решал тот или иной исследователь данной проблемы.
Рассмотрим наиболее известные точки зрения на природу процессуальных сроков.
В юридической литературе используется термин «право-временные средства», который охватывает своим содержанием не только процессуальные сроки, установленные уголовно-процессуальным кодексом, соблюдение которых требуется от государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, и граждан, участвующих в уголовном судопроизводстве, но и так называемые длительности.
В частности, В. М. Жуковский делит право-временные средства на длительности-сроки и длительности, сроками не являющиеся. Процессуальные сроки, определенные уголовным процессуальным законом, выражены в определенном промежутке времени, границами которого является определенное количество времени, исчисляемое месяцами, сутками, часами. Процессуальные сроки формально определены и не могут превышать определенное количество времени, указанное в законе для совершения действия или принятия решения.

Длительности же не задаются формально определенными временными показателями в определенном точно установленном количестве промежутка времени, они определяются через оценочные категории (например, требование УПК РФ о немедленном допросе лица после предъявления ему обвинения). Такие длительности, как протяженность судебного следствия, судебных прений, момент возможности предъявления гражданского иска в уголовном процессе, разумность сроков уголовного судопроизводства, являются основой для оценки с точки зрения своевременности и разумности совершения действий и принятия решений, для толкования норм права, устанавливающих такие длительности, разумность которых определяется не только определенной протяженностью во времени, но целой совокупностью условий, которые подлежат оценке. Поэтому с точки зрения правовой природы именовать эти длительности процессуальными сроками не совсем верно. Следует согласиться с мнением Г. Б. Петровой, которая верно отметила: «Если относить к числу процессуальных сроков все временные протяженности в уголовном процессе, то это приведет к смешению таких временных связей и отношений как длительность, последовательность и одновременность, с одной стороны, и такого явления, как срок, с другой стороны»

В юридической литературе также высказывается точка зрения относительно существования процессуальных сроков-моментов, под которыми понимаются протяженности во времени, регламентированные в уголовно процессуальном законе путем указания на совершение процессуального действия или принятия решения сразу после начала его течения максимально короткого времени, «до» или одновременно с производством другого процессуального действия либо сразу после его осуществления. Для обозначения данных сроков-моментов законодатель использует такие термины, как «немедленно», «незамедлительно».
По нашему мнению, такие сроки-моменты являются разновидностью длительностей как право-временных средств.
В юридической литературе процессуальные сроки рассматриваются как разновидность гарантий прав личности и правосудия, как элемент процессуальной формы, как элемент механизма уголовно-процессуального регулирования.
Рассмотрим право-временные средства как разновидность процессуальных гарантий уголовного судопроизводства. Данный взгляд на природу процессуальных сроков и длительностей получил достаточно широкое распространение.
Гарантии рассматриваются как система средств, способов и условий, установленных в нормах уголовно-процессуального права, которые содействуют успешному осуществлению задач уголовного судопроизводства, обеспечению и защите прав и законных интересов участвующих в уголовном судопроизводстве лиц. Поскольку процессуальные сроки и длительности также установлены уголовно-процессуальными нормами, то их также необходимо относить к уголовно-процессуальным гарантиям.

Вывод: Таким образом, процессуальные сроки относятся не только к установленному УПК РФ принципу разумности сроков уголовного судопроизводства, но и к уголовно-процессуальным гарантиям.

Лекция 9. Реабилитация

Источник: Научная статья «Реабилитация и социальная адаптация бывших заключенных», Старшинова А.В., 2001 год.

Реабилитация означает отрицание факта нарушения права, следовательно, применяется к лицам, в отношении которых делопроизводство велось по ошибке. А значит, реабилитация влечет за собой полное восстановление доброго имени, репутации, а также восстановление реабилитированного во всех его прежних правах.

Понятие реабилитации в уголовном процессе связывается с двумя основополагающими категориями – невиновностью и справедливостью. Понятие «реабилитация» означает возвращение в прежнее состояние; восстановление. В юридической литературе под реабилитацией понимается признание ошибочности незаконного осуждения или привлечения к уголовной ответственности, что проявляется в прекращении дела по реабилитирующим основаниям либо в вынесении оправдательного приговора.

В пункте 34 ст. 5 УПК реабилитация понимается как порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно и необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда.

Элементами механизма реабилитации должны выступать, с одной стороны, отмена незаконного и необоснованного решения, а с другой устранение причиненных таким решением последствий. Компенсация должна быть всеобъемлющей и касаться имущественного, морального вреда, физических страданий, умаления чести и достоинства и т.д.

В соответствии с ч. 1 ст. 133 УПК право на реабилитацию содержит три составляющих:

право на возмещение имущественного вреда;

право на устранение последствий морального вреда;

право на восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Закон предусматривает неодинаковый порядок возмещения различных видов вреда и восстановления в иных правах.

Реабилитированный – лицо, имеющее в соответствии с УПК РФ право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием (п. 35 ст. 5 УПК РФ).

Важным элементом механизма реабилитации лица, пострадавшего в результате уголовного преследования, является официальное признание его права на реабилитацию, что осуществляется, при наличии необходимых оснований и условий, в приговоре, определении, постановлении суда или в постановлении прокурора, следователя, дознавателя.

Понятие реабилитация определяется как – восстановление в правах. По российскому праву реабилитацией лица, которое привлекалось в качестве обвиняемого, или было признано виновным по приговору суда или подвергалось административно-правовому взысканию, считается вынесение оправдательного приговора при пересмотре уголовного дела за отсутствием события преступления, за отсутствием состава преступления или за недоказанностью участия в совершении преступления, а также постановление о прекращении дела об административном правонарушении.

Вывод: Таким образом, под реабилитацией следует понимать восстановление в правах, которое применяется при наличии оснований и условий, в приговоре, определении, постановлении суда или в постановлении прокурора, следователя, дознавателя.

Лекция 10. Стадия возбуждения уголовного  дела

Источник: Диссертация, Стадия возбуждения уголовного дела, 2004 год. Багаудинов Багаудин Багаудинович.

Исследователи рассматривают стадию возбуждения уголовного дела как «своеобразный «фильтр», через который «пропускается» информация о различного рода деяниях, требующих реагирования в установленном уголовно-процессуальным законом порядке. При этом происходит «отсеивание» информации о деяниях, не содержащих признаки преступления, и выявляются события, в связи с которыми требуется производство уголовно-процессуальной деятельности».

Однако другие авторы, к числу которых относились такие известные ученые, как А.Я. Вышинский, М.С. Строгович, B.C. Тадевосян, М.А. Чельцов, полагали, что возбуждение уголовного дела есть только первоначальный момент предварительного расследования.

И сегодня некоторые исследователи рассматривают возбуждение уголовного дела как своеобразный «водораздел» между доследственной деятельностью правоохранительных органов и некоторых других должностных лиц органов исполнительной власти и предварительным расследованием преступлений. Предшествующая предварительному расследованию деятельность вовсе не является вспомогательной или факультативной по отношению к установлению обстоятельств, относящихся к предмету доказывания. Поэтому негативным обстоятельством является ограничение возможности проведения следственных действий на данном этапе.

Действительно, возникающая от этого неполнота и недостаточность материалов проверки, а также бюрократическая волокита, неизбежно возникающая в той или иной мере при передаче материалов между органами различного процессуального положения и подчинения, осложняют собирание доказательств на ранних этапах расследования. Эти же обстоятельства порождают различные нарушения, которые можно условно назвать «приемами обхода» процессуального закона: проведение всевозможных квазиследственных действий (составление протокола устного заявления вместо протокола допроса, изъятия вместо выемки, осмотра с изъятием или добровольной выдачи вместо обыска) или проведения следственных действий без указания даты проведения в протоколе, получение различных справок или объяснений от специалистов вместо заключения эксперта и т.д.

Остро встает проблема защиты процессуальных и конституционных прав указанных лиц. «Граждане вызываются на допросы, причем в случае уклонения могут быть подвергнуты приводу, производятся обыски, выемки, освидетельствования, осуществляются и другие меры, связанные с вторжением в личную жизнь граждан, обвиняемых, других лиц»

Вывод: По моему мнению, стадия возбуждения уголовного дела, является основополагающей для всего уголовного судопроизводства, которая не только позволяет фильтровать различного рода деяния, но и не допускает произвола среди сотрудников правоохранительных органов в проведении следственных действий, производить которые возможно, только после возбуждения уголовного дела. Также эта стадия является переходным этапом для дел частно-публичного обвинения, в том плане, что после возбуждения уголовного дела, дело становится уже публичного обвинения.

Лекция 11. Стадия предварительного расследования

Источник: Судницын, А. Б. Диссертация. Задачи предварительного расследования. 2009 год.

По мнению соискателя, сформированному на основе анализа позиций ученых (В. А. Азаров, А. С. Барабаш, О. Л. Васильев, Л. В. Головко, Н.А.Громов, Г.К.Кожевников, П. А. Лупинская, И.Б.Михайловская, М. П. Поляков, А. П. Попов, Г. П. Химичева, П. С. Элькинд и др.), а также в ходе эмпирических исследований (анкетирования сотрудников органов предварительного расследования), назначение уголовного судопроизводства представляет собой форму выражения общественных потребностей, заключающихся в обеспечении соблюдения и защиты прав, свобод и законных интересов лиц, организаций, потерпевших от преступлений, а также общества и государства; лиц, подвергаемых ограничению их прав и свобод, уголовному преследованию, обвинению и осуждению; иных лиц, принимающих участие в уголовном судопроизводстве.

Образующие назначение уголовного судопроизводства ценности не могут выступать в качестве непосредственных детерминант уголовно-процессуальной деятельности. Уголовный процесс, являясь целостной, относительно самостоятельной и обособленной деятельностью, устанавливающей конкретный порядок производства по уголовному делу, обладает собственной целью.

Рассуждая о предварительной правовой оценке, автор отмечает, что фактические данные, получаемые в ходе предварительного расследования, создают условия как для досудебного, так и для судебного решения. Данная оценка основывается на выводах, к которым приходит лицо, ведущее расследование уголовного дела. Возможным вариантом при этом будет направление материалов уголовного дела с подготовленными доказательствами в суд либо прекращение разбирательства по уголовному делу. Непосредственным содержанием деятельности, направленной на достижение указанной цели, является установление обстоятельств совершенного преступления с последующим принятием процессуального решения.

Соискатель указывает, что в ходе расследования требуется осуществлять не только деятельность, приводящую к наказанию виновных, но и защиту прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, профилактику преступлений на досудебном производстве.

Обращается внимание и на то, что профилактика преступлений в ходе предварительного расследования объективно обусловлена следующим. Защита прав и законных интересов лиц, организаций, потерпевших от преступлений, а также общества и государства не может быть сведена только к ситуационному реагированию на факты уже состоявшихся преступлений. Требуется воздействовать на обстоятельства, способствующие совершению преступлений, ликвидировать возможность их совершения, в том числе и в ходе досудебного производства.

Защита прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, профилактика преступлений на досудебном производстве, вытекая из назначения уголовного процесса, являясь составной ее частью, представляется самостоятельным, определяющим началом для задач предварительного расследования — его назначением. Таким образом, замечает диссертант, предназначение уголовного процесса, цель и назначение предварительного расследования как основополагающие начала задач предварительного расследования детерминируют их, их систему.

Задачи предварительного расследования определены как выраженные в законе или вытекающие из него объективно существующие формы правового долженствования, реализуемые путем выполнения процессуальных действий и принятия процессуальных решений, направленные на достижение цели и реализацию назначения предварительного расследования.

Вывод: Таким образом, предварительное расследование – деятельность, направленная не только для того, чтобы изобличать виновных в совершении преступления, опровергать презумпцию их невиновности, привлекать их в качестве обвиняемых, но и опровержение виновности лиц в совершении преступления, установление обстоятельств смягчающих наказание, а также защита  прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, профилактика преступлений на досудебном производстве.

Лекция 12.  Следственные действия

Источник: Быков В. М., Жмурова Е. С. Следственные действия по Уголовно-процессуальному кодексу РФ. Научная работа.

Понимая термин «следственное действие» в широком смысле, некоторые авторы относят к следственным почти все процессуальные дейст­вия, осуществляемые следователем при производстве по уголовному делу, — действия, направленные на регулирование хода расследования уголовного дела, формулирование и обоснование выводов о его результатах, определяю­щие процессуальное положение его участников, обеспечивающие их явку и реализацию процессуальных прав, возможность получения доказательст­венной информации.

Данная позиция нам представляется спорной, поскольку приводит к неоправданному растворению следственных действий среди других про­цессуальных действий. Кроме того, в настоящее время она не основана на законе, так как в новом УПК РФ законодатель хотя и не дал общего понятия следственных действий, но отграничивает их от судебных и иных действий, предусмотренных Кодексом (п. 32 ст. 5, ст. 38, 41, 208, 415 и др.). А если вспомнить, что следователь имеет право давать органу дознания поручения о производстве следственных действий (п. 4 ч. 2 ст. 38), то при широком их понимании получается, что следователь может поручить такие действия, как предъявление обвинения, избрание меры пресечения, ознакомление обви­няемого с материалами дела и т. д. Очевидно, что это совершенно неверная позиция.

Более распространенным и, на наш взгляд, правильным является тол­кование следственных действий в узком смысле, т. е. понимание их как рег­ламентированных законом действий, направленных на собирание и про­верку доказательств. Однако анализ литературы показывает, что сторонники данной позиции также высказывают ряд положений, с которыми трудно согласиться, например, включают в понятие следственных действий различ­ные признаки, по-разному формулируют их, и в итоге неодинаково опреде­ляют виды следственных действий.

Подавляющее большинство ученых-процессуалистов, занимающихся разработкой проблем следственных действий, единодушны в том, что след­ственными действиями являются такие действия, как осмотр, освидетельст­вование, следственный эксперимент, обыск, выемка, допрос, очная ставка, предъявление для опознания, назначение экспертизы. Действительно, отне­сение вышеуказанных действий к следственным не вызывает сомнения.

В отношении же таких действий, как эксгумация, задержание подозре­ваемого, получение образцов для сравнительного исследования, проверка показаний на месте, наложение ареста на имущество, контроль и запись телефонных и иных переговоров, производство экспертизы, вопрос об их отнесении к числу следственных действий остается спорным.

Представляется, что в УПК РФ регламен­тация следственных действий должна быть следующей: прежде всего, все следственные действия должны быть объединены в одной главе Кодекса (сейчас их 6 — главы 22-27). Структура этой главы должна быть такой: в первой статье следует определить понятие и виды следственных действий, включая и те, которые оказались в других главах, — задержание подозреваемого и наложе­ние ареста на имущество. Далее должны следовать статьи, касающиеся общих правил производства следственных действий, а затем нормы, в которых будут указаны основания и процессуальный порядок конкретных следственных действий.

Вывод: Таким образом, необходимо отличать следственные действия от процессуальных действий, а также судебных действий.

Лекция 13.  Привлечение лица в качестве  обвиняемого. Допрос обвиняемого

Источник: Диссертация, Привлечение лица в качестве обвиняемого, кандидат юридических наук Федотченко Анна Вячеславовна, 2006 год.

В юридической литературе есть несколько точек зрения на соотношение понятий «привлечение к уголовной ответственности» и «привлечение лица в качестве обвиняемого»: 1) отождествление указанных понятий, 2) жесткое их разграничение, 3) привлечение лица в качестве обвиняемого связано с началом привлечения к уголовной ответственности, но не является ее наступлением, реализацией.

Таким образом, привлечение в качестве обвиняемого представляет собой один из весьма важных этапов на пути реализации уголовной ответственности. Фактическое же несение уголовной ответственности допускается лишь в тех случаях, когда уголовно-правовое отношение установлено, доказано в порядке, указанном уголовно-процессуальным законом. Поэтому в тексте УПК РФ необходимо заменить словосочетание «привлечение к уголовной ответственности» словосочетанием «привлечение в качестве обвиняемого».

Сущность привлечения в качестве обвиняемого состоит в выдвижении первоначального обвинения, т.е. первого официального утверждения органа предварительного расследования о доказанности совершения определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом.

Привлечение в качестве обвиняемого рассматривается как: а) уголовно-процессуальный институт, б) центральный этап стадии предварительного расследования и совокупность процессуальных действий, в) процессуальное решение, фиксируемое в специальном постановлении.

В содержание привлечения в качестве обвиняемого включаются следующие элементы: 1) принятие решения о привлечении лица в качестве обвиняемого, 2) вынесение об этом постановления, 3) разъяснение обвиняемому прав, 4) предъявление обвинения 5) допрос обвиняемого, 6) изменение ранее предъявленного обвинения. Поэтому необходимо из названия главы 23 УПК РФ исключить слова «предъявление обвинения», оставив лишь «привлечение в качестве обвиняемого».

Значение привлечения лица в качестве обвиняемого состоит в определении пределов дальнейшего производства; появлении в уголовном деле такого участника процесса как обвиняемый, а также начале защиты от обвинения; создании юридических условий для применения мер процессуального принуждения в отношении обвиняемого.

Привлечение лица в качестве обвиняемого представляет собой самостоятельный уголовно-процессуального институт, то есть совокупность норм уголовно-процессуального права, регулирующих однородные правоотношения в части вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, содержащих требования к содержанию указанного постановления, определяющих порядок предъявления обвинения, допроса обвиняемого, и оформления его результатов, изменения и дополнения обвинения.

Содержание института привлечения лица в качестве обвиняемого не исчерпывается совокупностью норм главы 23 УПК РФ. Отдельные нормы, входящие в указанный уголовно-процессуальный институт содержаться в других разделах и главах УПК РФ. Это нормы об извещении обвиняемого о дне предъявления обвинения (ст.188) и вызове обвиняемого, нормы об обеспечении участия защитника (ст.50), нормы, содержащие права обвиняемого (ст.47), нормы регламентирующие проведение допроса (ст. 189) и содержащие общие требования к протоколу допроса, участие переводчика (ст. 169), участие специалиста (ст. 170), нормы, определяющие особенности привлечения в качестве обвиняемых несовершеннолетних лиц, лиц, страдающих психическими или физическими недостатками, отдельной категории граждан, занимающих высшие государственные должности, депутатов, адвокатов и др. лиц; нормы, регламентирующие прокурорский надзор и судебный контроль за обоснованностью и законностью привлечения лица в качестве обвиняемого.

Привлечение лица в качестве обвиняемого – процессуальное решение лица, ведущего производство по уголовному делу об установлении фактических обстоятельств, достаточных для обвинения лица в совершении преступления, принятое в установленном уголовно-процессуальным законом порядке, выраженное в форме постановления.

Вывод: Привлечение лица в качестве обвиняемого является важным процессуальным действием, которое начинается с постановления о привлечении в качестве обвиняемого и последующего предъявления обвинения в течение трех суток подозреваемому следователем или с обвинительного акта дознавателем. Можно сказать об этом этапе досудебного производства, как об одном из заключительных перед отправлением дела прокурору и в дальнейшем в суд.

Лекция 14. Приостановление и окончание предварительного следствия и дознания

Источник: Диссертация, Приостановление предварительного следствия, кандидат юридических наук Шагинян Армен Степанович. 2001 год.

Приостанавливаться может только предварительное следствие. Упрощенные формы досудебного производства (дознание, протокольная форма и др.) приостанавливаться не могут – при возникновении препятствий к движению уголовного дела они заменяются на предварительное следствие;

После приостановления предварительного следствия не допускается проведение следственных действий, за исключением тех из них, что направлены на устранение причин, повлекших перерыв в производстве по делу, при условии, что решение об их производстве принято до приостановления предварительного следствия (осмотр корреспонденции, контроль и запись переговоров и др.).

Обстоятельства, влекущие приостановление предварительного следствия, образуют единую систему, связующим звеном в которой является невозможность участия обвиняемого в производстве расследования.

Систематизация оснований приостановления предварительного следствия позволило автору выработать критерии расширения перечня обстоятельств, наступление которых влечет перерыв в расследовании.

Автор пришел к выводу о несовпадении системы оснований производства по делу на различных стадиях уголовного процесса, как по объему, так и по содержанию, что свидетельствует о самостоятельном характере института приостановления предварительного следствия.

Исследование конкретных оснований в комплексе позволило дифференцировать их шире, нежели это сделано в действующем уголовно-процессуальном законе, что имеет важное, прежде всего, прикладное значение.

В ходе проведенного исследования было установлено, что приостановление дела свидетельствует, как правило, о допущенных в ходе расследования следственных ошибках и недостатках в организации досудебного производства, ибо большинство постановлений о приостановлении предварительного следствия выносится в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых, а также в случаях, когда обвиняемые скрываются от следствия.

При приостановления предварительного следствия не учитываются интересы потерпевших, гражданских истцов и др., что входит в противоречие с положениями Конституции РФ, провозгласившей приоритет прав и свобод человека, защиту жертв преступлений, в том числе и от произвола органов уголовной юстиции. По нашему мнению, выход из этой ситуации видится в возложении на следователя обязанности не только уведомлять заинтересованных лиц о приостановлении дела, но и разъяснять им это право, а также обеспечить его реализацию.

Вывод: Эффективность системы уголовного производства и правосудия можно определить путем процентного соотношения раскрытых и не раскрытых дел, из которых можно сделать вывод о том, какое количество лиц, совершивших преступления не были привлечены к уголовной ответственности. Таким образом, приостановление и окончание предварительного следствия и дознания являются такими процессуальными действиями, которые говорят о неэффективности действий правоохранительных органов, на которых возложена обязанность по расследованию преступлений, привлечению виновных лиц к ответственности, в связи с тем, что они не смогли установить виновное лицо в совершении преступления или привлечь его к ответственности, или найти его.

Лекция 15. Стадия подготовки  дела к судебному заседанию. Предварительное слушание.

Источник: Институт предварительного слушания по УПК РФ и институт предания суду по УПК РСФСР : Сравнительный анализ. Конин, В. В., Долгих, Т. Н.

В УПК РФ название данной стадии звучит следующим образом: «Общий порядок подготовки к судебному заседанию». Установленный главой 33 УПК РФ порядок существенно отличается от того, который был установлен ранее главой 20 УПК РСФСР. Согласно требованиям главы 33 УПК РФ, суд лишь только проверяет, нет ли процессуальных препятствий к рассмотрению дела в суде по существу, и выясняет вопросы, связанные с подготовкой дела к судебному разбирательству. Другое отличие, как верно заметил Ю. Кореневский, состоит в том, «что, если по прежнему Кодексу судья сам решал в этой стадии процесса все вопросы, включая такие существенные, как приостановление и прекращение дела, и мог вызвать для объяснений лицо, заявившее то или иное ходатайство, то ныне, исходя из принципа состязательности, при возникновении подобных вопросов проводится предварительное слушание с участием сторон».

Анализируя положения как ранее действовавшего, так и вновь принятого уголовно-процессуального закона, сопоставляя процессуальные бланки постановлений о предании обвиняемого суду и назначении разбирательства уголовного дела по УПК РСФСР и о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания по УПК РФ, можно сделать вывод о том, что стадия предания суду без проведения распорядительного заседания фактически реформировалась в стадию назначения судебного заседания, а стадия предания обвиняемого суду в распорядительном заседании — в институт предварительного слушания.

Из публикации

Стадия подготовки к судебному заседанию – первая стадия судебного производства, в ходе которой судья определяет, имеются ли процессуальные условия для назначения судебного заседания (разбирательства).

Стадия подготовки к судебному заседанию в российском уголовном судопроизводстве имеет две формы: а) общий порядок подготовки к судебному заседанию (гл. 33 УПК) и б) предварительное слушание (гл. 34 УПК).

Общий порядок подготовки к судебному заседанию имеет письменную форму, когда судья без участия сторон принимает решение по материалам дела. Задачи подготовки к судебному заседанию в общем порядке можно разделить на следующие виды:

контрольно-ревизионные – проверка соблюдения прокурором сугубо процессуальных условий, при которых данное дело может слушаться в судебном разбирательстве, а именно: подсудно ли уголовное дело данному суду, обеспечены ли были права сторон при окончании расследования, нет ли оснований для соединения данного дела с другим.

правообеспечительные – подлежит ли отмене или изменению избранная мера пресечения, подлежат ли удовлетворению заявленные ходатайства и поданные жалобы, приняты ли меры по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, и возможной конфискации имущества;

распорядительные – решение вопроса о том, имеются ли основания для проведения предварительного слушания, а также вопросов, связанных с назначением судебного разбирательства (о месте, времени и дате разбирательства, составе суда, вызовах и др.).

Вывод: Таким образом, эта стадия процесса является промежуточной между предварительным расследованием и судебным разбирательством, то она, как и любая другая стадия, по отношении к предыдущей стадии является контрольной. Ее задача сводится к выяснению фактических и юридических оснований для рассмотрения дела в судебном заседании.

Лекция 16. Общие условия судебного разбирательства

Источник: Курсовая работа. Тема: Судебное разбирательство в уголовном процессе. 2009 год.

Предусмотренные законом общие условия судебного разбирательства представляют собой непременные организационные и правовые основы реализации демократических принципов уголовного процесса при непосредственном отправлении правосудия по уголовным делам. Осуществление и соблюдение этих основ должно создавать предпосылки для правильной юридической оценки обстоятельств дела, их объективного и всестороннего исследования. Глава 35 УПК РФ “Общие условия судебного разбирательства” определяет сущность и некоторые особенности этих условий, последовательность проведения судебных действий в названной стадии уголовного судопроизводства.

Соблюдение условий непосредственности и устности судебного разбирательства является непременной предпосылкой самостоятельности исследования судом обстоятельств дела с соблюдением принципа состязательности. Непосредственность и устность судебного разбирательства выступают в качестве внешних форм исследования представленных в судебное заседание доказательств (ст. 240 УПК).

Гласность судебного разбирательства представляет собой одну из форм социального контроля за деятельностью суда (судьи) по отправлению правосудия. Открытое судебное заседание во всех судах позволяет присутствующим гражданам, представителям средств массовой информации непосредственно наблюдать за осуществлением судебного разбирательства и на этом основании самим судить об обоснованности обвинения, личности подсудимого, справедливости вынесенного приговора. Гласность служит известной гарантией соблюдения судьями предусмотренных законом прав и интересов участников судебного разбирательства, выполнения судьями требований беспристрастности и иных профессиональных, этических норм ведения процесса по конкретному делу.

Согласно ч. 2 ст. 241 УПК РФ закрытое судебное заседание допускается на основании определения суда или постановления судьи в случаях, когда: разбирательство уголовного дела может привести к разглашению государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны; если рассматривается уголовное дело о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими возраста 16 лет; когда происходит рассмотрение уголовных дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности и других преступлений, что может привести к разглашению сведений об интимных сторонах жизни участников уголовного судопроизводства либо сведений, унижающих их честь и достоинство; если этого требуют интересы безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц.

Значение судебного разбирательства в системе отношений и взаимосвязей уголовного судопроизводства характеризуется его многофункциональностью: именно в этой стадии решаются основные задачи уголовного процесса; осуществляется проверка законности и обоснованности решений и действий органов предварительного расследования; получают окончательную оценку собранные на досудебных этапах производства по делу доказательства; лишь в судебном разбирательстве приобретает наиболее явное выражение весь комплекс демократических принципов правосудия; должны обеспечиваться реализация прав участников процесса и завершаться выполнение установленных законом обязанностей государственных органов и должностных лиц по уголовному преследованию виновных в совершении преступлений лиц. Функции досудебных стадий уголовного процесса заключаются в подготовке должных условий для проведения главного судебного заседания. Исключительность рассматриваемой стадии процесса заключается в том, что, в отличие от иных этапов производства по уголовному делу, допускающих прекращение уголовного дела, освобождение лица от уголовной ответственности, признание лица виновным в совершении преступления и назначение ему уголовного наказания допустимы только в стадии судебного разбирательства. Все последующие стадии уголовного процесса имеют своей целью проверку законности и обоснованности вынесенного в первой инстанции приговора и его исполнения. В случае отмены приговора в кассационной инстанции или в результате производства по делу в порядке надзора, за исключением прекращения дела, признание лица виновным и назначение ему уголовного наказания допустимы лишь при проведении нового судебного разбирательства.

Вывод: Таким образом, общие условия судебного разбирательства – это требования, предъявляемые уголовно-процессуальным законом к процедуре рассмотрения уголовного дела в судебном заседании, несоблюдение которых влечет признание принятых в результате судебного разбирательства решений незаконными.

Лекция 17. Стадия  судебного разбирательства

Источник: Фондовая лекция. Производство в суде первой инстанции, доцент кафедры уголовного процесса майор полиции А.А. Хайдаров, 2013 год.

Судебное разбирательство представляет собой центральную стадию уголовного процесса, в которой суд первой инстанции решает основные вопросы уголовного дела: о наличии или отсутствии события преступления, о виновности обвиняемого в его совершении, о содержании обстоятельств, характеризующих противоправность и степень общественной опасности содеянного и личности обвиняемого.

Уголовно-процессуальное право допускает установление этих обстоятельств, их всестороннее, полное и объективное исследование при соблюдении демократических принципов правосудия лишь в стадии судебного разбирательства.

Значение судебного разбирательства как стадии уголовного процесса заключается в охране посредством осуществления правосудия прав и законных интересов граждан, а также в воспитательном воздействии такового.

Судебное разбирательство включает в себя сложный комплекс судебных действий. Помимо правил, регламентирующих процессуальный порядок совершения конкретных действий такого рода, УПК содержит ряд важных положений и правил общего характера, которые относятся в целом к судебному разбирательству как стадии процесса. Они действуют в ходе всего судебного разбирательства, существенно влияют на совершение всех процессуальных действий, определяют наиболее характерные черты и особенности данной стадии среди других стадий процесса, и носят название – общие условия судебного разбирательства.

При разбирательстве каждого конкретного уголовного дела решается судьба важнейших прав и свобод человека, являющихся первостепенными ценностями. Потому естественно, что конструкция стадии судебного разбирательства должна отвечать самым высоким требованиям надежности предусмотренных законом гарантий против возможных ошибок и злоупотреблений.

Рассмотрение дела по существу в судебном заседании включает в себя сложный, многообразный комплекс судебных действий, который делится на пять относительно самостоятельных частей (этапов), имеющих свои задачи.

Вывод: стадия судебного разбирательства позволяет подвести итог по отношению ко всем принимаемым действиям и решениям органами предварительного расследования, собранными ими доказательствами по делу и т.д., то есть итог всего предшествующего производства по уголовному делу.

Лекция 18. Приговор

Источник: Диссертация, Приговор суда, как акт правосудия, его свойства. Кандидат юридических наук Бунина Анна Викторовна, 2005 год.

Приговор является тем самым процессуальным актом, в котором в наиболее полной форме реализуется процессуальная функция суда – функция разрешения дела. Несомненно, именно в данном акте принимается итоговое решение по конкретному уголовному делу, и исключительно в нем разрешается исход дела, т.е. ставится последняя точка в уголовном деле.

В настоящее время необходимо рассматривать сущность и значение приговора суда с учетом сложившегося в уголовном судопроизводстве сочетания публичных и диспозитивных начал, т.к. с усилением диспозитивных начал не только содержание судебного разбирательства, но и судебный приговор по определенным параметрам ставятся в зависимость от позиции и волеизъявления сторон.

Приговора суда как акт применения права является официальным решением суда как органа государственной власти по конкретному юридическому делу, содержащим государственно-властное веление, выраженное в определённой форме и направленное на индивидуальное регулирование общественных отношений.

Разумно утверждать, что приговор является тем самым процессуальным актом, в котором в наиболее полной форме реализуется процессуальная функция суда – функция разрешения дела. Несомненно, именно в данном акте принимается итоговое решение по конкретному уголовному делу.

Приговор суда разрешает публично-правовой конфликт, в результате которого решается вопрос о виновности или невиновности обвиняемого, о наказании обвиняемого в случае признания его виновным или оправдании обвиняемого, если он признан судом невиновным, и вопрос частного характера.

Вывод: Таким образом, приговор – это процессуальный акт суда первой или апелляционной инстанции, которым по итогам рассмотрения дела в судебном заседании разрешается вопрос о виновности или невиновности подсудимого в совершении преступления и о назначении ему наказания либо об освобождении от наказания.

Лекция 19. Особый порядок судебного разбирательства

Источник: Особый порядок судебного разбирательства: теория и практика (Д.П. Великий, “Журнал российского права”, N 6, июнь 2005 г.)

Основания и условия применения особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. Для производства в особом порядке предусмотрен самый сложный (по сравнению с другими процессуальными формами) набор условий. А.С. Александров попробовал разделить их на условия первой и условия второй очереди. Как и в других уголовно-процессуальных формах производств, совокупность данных условий представляет собой сложный юридический факт, где отсутствие хотя бы одного из элементов означает отсутствие всего факта и, как следствие, невозможность производства в рассматриваемой процессуальной форме.

Важным является вопрос о субъекте, который может воспользоваться процедурой особого порядка. Как в названии, так и в содержании гл. 40 упоминается только обвиняемый, тогда как по делам, расследуемым в форме дознания, обвиняемого быть не может – центральной фигурой там является подозреваемый. Получается, что после дознания обязательно нужно проводить предварительное слушание, чтобы была возможность использовать особый порядок. И дознание, и особый порядок – это упрощенные формы, и любое неоправданное усложнение (проведение предварительного слушания есть не что иное, как усложнение) выглядит нелогично. Вот почему действие гл. 40 необходимо распространить и на подозреваемых, в отношении которых проводилось дознание.

Представляется, что указание в ч. 7 ст. 316 УПК максимального предела наказания, возможного в результате производства в особом порядке, есть вторжение в предмет регулирования уголовного права. В ч. 1 ст. 3 УК говорится, что преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только Уголовным кодексом РФ. Уголовно-процессуальное законодательство не может диктовать судье, какое наказание и в каком размере он должен назначить. В крайнем случае, это требование должно быть продублировано в Уголовном кодексе, как это сделано в ст. 65, касающейся назначения наказания при вердикте присяжных о снисхождении.

Институт особого порядка судебного разбирательства “прижился” и широко используется в отечественном уголовном процессе. По статистике, мировые судьи около 15 процентов дел рассматривают с применением особого порядка, районные – около 9 процентов. Это существенно разгружает суды. Невысокая активность судов областного звена в использовании особого порядка (за 2003 год всего 38 дел, что составило 0,6 процента от всего числа оконченных производством дел) объясняется спецификой подсудности данных судов*. Думается, что законодатель еще не достиг предела в возможности дальнейшего расширения использования особого порядка принятия судебного решения.

Вывод: Таким образом, особый порядок судебного разбирательства заключается в том, что при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, то есть когда отсутствует спор между сторонами обвинения и защиты, суд вправе по ходатайству обвиняемого, если против этого не возражают потерпевший, государственный или частный обвинитель, постановить приговор без исследования доказательств виновности обвиняемого.

Лекция 20. Производство по уголовным делам, подсудным  мировому судье

Источник: Диссертация. Производство по уголовным делам у мирового судьи. Хаматова, Е. В. 2002 год.

Производство у мирового судьи рассматривается как самостоятельная уголовно-процессуальная форма упрощенного типа. В работе обосновывается суждение о том, что процессуальная форма может быть дифференцирована, при этом целью дифференциации форм судопроизводства является оптимизация уголовного процесса и повышение его эффективности, достигаемые в ходе демократических процедур с сохранением основных гарантий прав участников судопроизводства и при условии реализации всех процессуальных принципов. Выделяют три вида уголовно-процессуальной формы: производства по уголовным делам, осуществляемые в общем порядке, усложненные производства и упрощенные производства. К числу последних следует отнести производство по уголовным делам у мирового судьи. Концентрация в его производстве несложных по своей природе дел создает идеальные условия для упрощения процессуальной формы.

Критериями (основаниями) для конструирования производства по уголовным делам у мирового судьи являются: 1) система судоустройства, в которой предусмотрено существование мировых судей; 2) степень общественной опасности преступления, выраженная в максимальном размере уголовной санкции, который согласно ч.1 ст.31 УПК не может превышать трех лет лишения свободы; 3) степень сложности дел данной категории для их рассмотрения и разрешения как фактической, так и правовой стороны, По данному критерию к компетенции мирового судьи отнесены дела, не представляющие большой сложности для рассмотрения и разрешения; 4) значение совершенного преступления для тех или иных субъектов (данное положение относится к делам частного обвинения).

Производство у мирового судьи обладает следующими признаками, присущими самостоятельной процессуальной форме. Материально-правовая база данного производства обусловлена небольшой степенью общественной опасности преступлений, выраженной в максимальном размере санкции за их совершение, и относительной несложностью разрешения уголовных дел, а в отношении дел частного обвинения – также юридическими особенностями таких дел. Это позволяет говорить о том, что производство по уголовным делам у мирового судьи должно осуществляться в самостоятельной, упрощенной форме в отличие от общепринятой процедуры. Комплексный характер производства у мирового судьи обусловлен теми отличиями, которые установлены УПК применительно к данному виду производства и проявляются на всех его этапах. Особенностью этого производства является то, что УПК предусмотрел два его порядка: по делам частного обвинения и по делам публичного и частно-публичного обвинения, максимальное наказание за которые не может превышать трех лет лишения свободы. Наибольшее количество особенностей имеет производство по делам частного обвинения, что позволяет говорить о дифференциации процессуальной формы производства по уголовным делам у мирового судьи.

Целями введения производства по уголовным делам у мирового судьи как процессуальной формы упрощенного типа являются: оптимизация уголовного процесса и повышение его эффективности; такой порядок производства делает минимальным расстояние от момента совершения преступления до назначения наказания, то есть способствует оперативности уголовного процесса в целом, а также делает судопроизводство более доступным для населения.

Таким образом, о выделении самостоятельного уголовно-процессуального производства можно говорить лишь в тех случаях, когда изменения в порядке и формах деятельности в уголовном судопроизводстве в их совокупности дают новый качественный уровень. Все это относится к судопроизводству по уголовным делам у мирового судьи. Порядок этого производства должен обеспечить возможность рассмотрения и разрешения дел при оптимальных затратах времени, сил и средств как государства, так и граждан. Но одновременно этот процессуальный порядок должен быть основан на строгом соблюдении требований закона и обязан гарантировать каждому человеку надежную защиту его прав и свобод.

Вывод: Таким образом, производство по уголовным делам, подсудным мировому судье ведется дела частного обвинения; некоторые уголовные дела о преступлениях небольшой тяжести, которые являются делами частно-публичного или публичного обвинения, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы.

Лекция 21. Производство по уголовным делам, рассматриваемым с участием присяжных заседателей.

Источник: Диссертация, Институт присяжных заседателей: правовые основы деятельности и процессуальные особенности рассмотрения уголовных дел. Кандидат юридических наук Урлеков Николай Викторович, 2010 год.

Производство по уголовным делам с участием присяжных включает несколько этапов: предварительное слушание; подготовительную часть; судебное следствие; прения сторон; реплики и последнее слово подсудимого; постановку вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями; напутственное слово председательствующего; совещание присяжных; вынесение и провозглашение вердикта; обсуждение последствий вердикта; постановление приговора.

Процедура формирования и созыва кандидатов в присяжные заседатели сложна, многоаспектна и продолжительна, направлена на обеспечение рассмотрения уголовных дел в соответствии с принципами уголовного8 процесса, посредством привлечения к исполнению обязанностей присяжных заседателей только лиц, не имеющих оснований, установленных УПК РФ* и Федерального закона от 20 августа 2004 г. № ПЗ-ФЗ «©”присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации», быть недопущенными к данному виду судопроизводства.

Процедура формирования коллегии присяжных заседателей включает рассмотрение самоотводов, мотивированных и немотивированных отводов.

Судебное разбирательство с участием присяжных заседателей состоит из двух частей – до и после провозглашения вердикта. Каждая из них обладает рядом» особенностей, в целом отличающих судебное следствие с участием присяжных заседателей от общего порядка проведения указанной» стадии процесса по уголовному делу.

Процессуальная регламентация запрета на проверку допустимости доказательств в присутствии присяжных заседателей и ссылок на не исследованные в их присутствии доказательства основана: на 1) разделении процессуальных полномочий «судей права» (профессиональных судей) и «судей факта» (присяжных заседателей); 2) обеспечении непредвзятости и объективности5 представителей народа, исполняющих обязанности присяжных заседателей.

Представляется целесообразным разрешить присяжным заседателям присутствовать при исследовании всех доказательств, при решении вопроса о допустимости или недопустимости доказательств. При этом не будет необходимости в запрете на ссылки на признанные судом недопустимыми доказательства и на доказательства, не исследованные в присутствии присяжных заседателей, и на обязанность судьи разъяснять всякий раз присяжным о необходимости не учитывать данные обстоятельства при вынесении вердикта.

Вывод: Таким образом, сущность суда с участием присяжных состоит в том, что разрешение вопроса о виновности является исключительной прерогативой граждан, избранных присяжными заседателями, а не профессиональных судей.

Лекция 22. Стадия апелляционного производства

Источник: Диссертация, Апелляционное производство в уголовном судопроизводстве Брянский, В. Ю., 2006 год.

Особенность современного апелляционного производства состоит в том, что оно предусмотрено только для решений, вынесенных мировыми судьями, и что в качестве апелляционной инстанции для решений мировых судей выступают федеральные районные (городские) суды.

Отмечается, что для суда апелляционной инстанции более приемлема коллегиальная форма судопроизводства. Однако автор, учитывая реальные возможности судебной системы и трудности организационного порядка, считает, что коллегиальный состав суда апелляционной инстанции может быть не по каждому делу. Вопрос о единоличном или коллегиальном составе суда апелляционной инстанции целесообразно оставить на усмотрение сторон. Для реализации этой идеи следует предусмотреть в законе положение, согласно которому сторона, выражающая недоверие к единоличному составу при рассмотрении дела в апелляционной инстанции или по другим причинам желающая, чтобы дело рассматривалось коллегиально, вправе требовать об этом, указав в апелляции либо заявив ходатайство о рассмотрении дела в коллегиальном составе.

Апелляционное производство — это осуществление судом апелляционной инстанции функции судебного контроля за деятельностью суда первой инстанции и правосудностью его решений, осуществляемой путем повторного рассмотрения дела, с непосредственным исследованием доказательств в пределах жалобы, с возможностью отмены первоначального решения и вынесением собственного нового решения.

Диссертант приходит к выводу, что суд апелляционной инстанции имеет право отменить постановление мирового судьи и самостоятельно вынести приговор только в том случае, если при производстве в суде первой инстанции мировой судья рассмотрел дело по существу.

Вывод: В настоящее время апелляционное производство возможно не только для решений, вынесенных мировыми судьями, но и для всех судов общей юрисдикции, вплоть до Верховного Суда РФ, в порядке предусмотренном ст. 389.3 и 389.4 УПК РФ

Лекция 23. Стадия исполнения приговора

Источник: Диссертация, Стадия исполнения приговора в уголовном судопроизводстве, кандидат юридических наук Тулянский Дмитрий Викторович, 2004 год.

Современный отечественный уголовный процесс должен функционировать таким образом, чтобы цели его назначения достигались в результате взаимодействия всех его стадий и институтов, всех системообразующих структурных элементов. Одним из таких структурных элементов является судопроизводство по рассмотрению и разрешению процессуальных вопросов, связанных с исполнением приговора.

Как было показано в настоящем исследовании, уголовное судопроизводство по исполнению приговора — одна из стадий уголовного процесса. С одной стороны, это производство носит процессуальный характер, входит в общую структуру всего уголовного судопроизводства, базируется на его принципах и институтах. С другой стороны, стадия исполнения приговора — необычная и особенная часть уголовного процесса, сложность и своеобразие которой обусловлены в немалой степени как тесным взаимодействием уголовно-процессуальной деятельности с уголовными и уголовно-исполнительными правоотношениями, так и с устоявшимися стереотипами ученых и практиков о том, что уголовно-процессуальная деятельность при исполнении приговора второстепенная и не такая важная.

При этом считается, что потенциальная угроза нарушения прав и свобод человека и гражданина существует в основном на досудебной стадии, а еще реже – при рассмотрении уголовного дела в суде. На «постсудебном» же этапе осужденный воспринимается частью общества как объект исправительно-карательного воздействия, который участвует исключительно в правоотношениях, связанных с порядком отбывания им уголовного наказания. Как участник уголовного процесса осужденный при этом даже не рассматривается.

Кроме того, другие участники судопроизводства – судья, прокурор, защитник – аналогично, воспринимаются как участники уголовно-процессуальной деятельности также исключительно при расследовании уголовных дел и рассмотрении их в суде по существу. При этом такой немаловажный массив правоотношений, как судопроизводство при исполнении приговора традиционно остается на задворках науки и практики уголовного процесса, что нельзя признать справедливым.

Вместе с тем, удельный вес принятых судьями процессуальных решений на стадии исполнения приговора довольно велик. Одновременно ее непохожесть и определенная автономность делает стадию в целом сложной для исследования в качестве объекта и предмета познания.

Вывод: Таким образом, исполнение приговора — стадия уголовного процесса, заключающегося в правоотношениях и деятельности всех его участников при определяющей роли суда первой инстанции, по исполнению судебных решений в ограниченных пределах, обращению их к исполнению, контролю за исполнением этих решений и разрешению вопросов, возникающих при их исполнении.

Лекция 24. Стадия производства в суде кассационной инстанции

Источник: Калмыков В.Б. Кассационное производство в уголовном процессе: проблемы теории и правоприменения. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 2010

Институт кассации в уголовном судопроизводстве призван обеспечивать стабильность судебных решений, быстрое исправление ошибок, защиту прав и свобод лиц, затронутых решением суда первой инстанции. Несмотря на то, что этот процессуальный институт прошел длительный путь развития, его становление далеко от оптимального завершения. Многие вопросы судопроизводства в кассационной инстанции остаются неразрешенными и привлекают к себе внимание ученого и судейского сообщества, несмотря даже на последние разъяснения Пленума Верховного Суда РФ .
С введением апелляции в качестве самостоятельной стадии уголовного процесса и с утратой надзорной инстанцией своей экстраординарности, изменился характер взаимодействия судебных инстанций. Это порождает необходимость пересмотра места и роли кассационной инстанции. Вопросы о том, насколько оправданным является смешение черт двух альтернативных форм проверки судебных решений и насколько эффективно их практическое применение, настоятельно требуют ответа.
По-прежнему сохраняется неясность по поводу пределов полномочий суда кассационной инстанции, а также о критериях и пределах допустимости обжалования отдельных судебных решений. Еще одной актуальной проблемой является возможность непосредственного исследования доказательств в суде кассационной инстанции и последствия такого исследования, форма и содержание дополнительных материалов, представляемых сторонами в судебном заседании суда второй инстанции. К числу злободневных проблем можно отнести также установление оптимального соотношения между ревизионным и диспозитивным началами в методе кассационного суда, круга кассаторов и их процессуальных полномочий (прежде всего прокурора), корректировку перечня кассационных оснований и кассационных определений.
Многие из перечисленных вопросов находят свое разрешение, не дожидаясь законодательного регулирования, не все из этих решений являются бесспорными. Такое положение нельзя признать приемлемым, требуется комплексное исследование с целью выработки предложений по совершенствованию нормативного регулирования кассационного производства.

Суд кассационной инстанции вправе отменить любой, как обвинительный, так и оправдательный, приговор и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство (п. 3 ч. 1 ст. 378 УПК РФ). Он вправе также отменить приговор в связи с необходимостью назначения более строгого наказания (ч. 2 ст. 383 УПК РФ), при наличии соответствующего требования со стороны обвинения. Если обоснованность и законность приговора оспаривалась в кассационном порядке за мягкостью квалификации, но в кассационном определении названы другие основания, суд первой инстанции (как и апелляционной) не может ухудшить положение осужденного. Недопустимо отягчение положения осужденного по представлению прокурора, принесенного в его интересах.
Особенно жестко запрет на поворот к худшему должен соблюдаться судом кассационной инстанции при изменении приговора. Поэтому норма, содержащаяся в ч. 3 ст. 387 УПК РФ, может быть использована судом кассационной инстанции только при условии, что вопрос о назначении более строго вида исправительного учреждения был поднят по инициативе стороны обвинения.
Предметом кассационной проверки может быть содержательная сторона принятого судом решения. Проверка соответствия приговора суда требованию справедливости неминуемо сопряжено с ревизией фактической стороны дела судом кассационной инстанции. Суд кассационной инстанции изучает и оценивает доказательства по делу с тем, чтобы установить: насколько выводы нижестоящего суда обоснованы материалами дела, в какой мере они соответствуют установленным фактам.
Свобода кассационного обжалования судебного решения, не вступившего в законную силу, неразрывно связана с его деволютивным характером. Законодательное закрепление за надлежаще поданной жалобой (представлением) значения обязательного повода для проведения кассационной проверки не случайно. Оно определено назначением права сторон на обжалование судебных решений, не вступивших в законную силу, чтобы гарантировать защиту своих законных интересов. В связи с этим проверка не вступившего в законную силу судебного решения допустима, только если стороны требуют вмешательства суда кассационной инстанции, выражая свою волю в кассационной жалобе или представлении.

Вывод: Таким образом, производство в кассационной инстанции – это совокупность процессуальных отношений, возникающих и развивающихся между арбитражным судом кассационной инстанции и лицами, участвующими в деле, с целью проверки законности вступивших в законную силу решений арбитражных судов субъектов РФ, принятых ими в первой и апелляционной инстанциях.

Лекция 25. Стадия производства в надзорной инстанции и возобновления уголовного дела по новым и вновь открывшимся обстоятельствам

Источник: Диссертация, Теоретические и практические проблемы возобновления уголовных дел по вновь открывшимся обстоятельствам, доктор юридических наук Громов, Н. А., 1993 год.

Вновь открывшиеся обстоятельства – это установленные расследованием или вступившим в законную силу приговором суда и изложенные в заключении прокурора юридические факты, находящиеся в органической связи с содержанием предмета доказывания по уголовному делу, опровергающие ввиду неизвестности и существенности выводы, содержащиеся в ранее вынесенном приговоре, определении или постановлении как не соответствующие объективной действительности.

Дополнительные материалы – это документы-доказательства, удостоверенные или изложенные предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами, гражданами обстоятельства и факты, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела, которые представляются в надзорные инстанции в соответствии со ст.70 УПК Российской Федерации.

Нельзя пересмотр решений по вновь открывшимся обстоятельствам считать разновидностью надзора: суд, постановивший пересматриваемый акт правосудия, не может сам надзирать за своей работой, поскольку в данном пересмотре нет элементов контроля, надзора, и наблюдения. Именно такое решение содержится в ч.2 ст.388 УЖ Российской Федерации, где законодатель предоставил возможность отменить акт правосудия актом, исходящим из суда, принявшего подлежащее отмене решение. С учетом изложенного можно констатировать имеющие противоречия между ч.1 и ч.2 данной статьи, устранение которых позволит предоставить право возобновлять уголовные дела по вновь открывшимся обстоятельствам суду, вынесшему приговор, определение или постановление.

Рассмотрение дела по вновь открывшимся обстоятельствам должно осуществляться с соблюдением судебной процедуры, характерной для суда первой инстанции путем повторного слушания дела в полном объеме на основе нового непосредственного исследования доказательств, в том числе и о вновь открывшихся обстоятельствах, полученных, как правило, следственным путем. Провес ка вновь открывшихся обстоятельств судом, рассматривающим вопрос о возобновлении дела, во всех случаях наиболее эффективно может быть осуществлена именно в судебном заседании судом первой инстанции, с соблюдением всех принципов правосудия, обеспечивающих наибольшую достоверность знаний суда о новых фактах, которые до этого не были предметом исследования в ходе судебного

Производство в надзорной инстанции – это стадия уголовного процесса, на которой вышестоящий суд по ходатайству осужденного, оправданного, их защитника или законного представителя, потерпевшего, а также прокурора проверяет законность и обоснованность вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений мирового судьи, судов первой инстанции, а также определений и постановлений судебных органов, вынесенных в кассационном или надзорном порядке.

Вывод: Таким образом, следует отличать надзорное производство и возобновление уголовного дела по новым и вновь открывшимся обстоятельствам.

Лекция 26. Производство  по уголовным делам несовершеннолетних

Источники: Научная статья. Производство по уголовным делам несовершеннолетних. Богацкий Ф.А.

По действующему УПК РФ применение меры пресечения в виде отдачи под присмотр невозможно в отношении подозреваемого. Это обусловлено тем, что в настоящее время п. 4 ст. 98 и ст. 105 УПК РФ между собой не согласованны: первый разрешает отдачу под присмотр только несовершеннолетнего обвиняемого, а ст. 105 УПК РФ – также и подозреваемого. Между тем этот момент принципиален для дел, расследуемых в форме дознания, поскольку в течение всего срока дознания лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, занимает процессуальное положение подозреваемого.

В форме дознания расследуются преступления, отнесенные законом к категории небольшой и средней тяжести, поэтому избрание меры пресечения в виде отдачи под присмотр несовершеннолетнего представляется наиболее предпочтительным. Поэтому следует пункт 4 статьи 98 изложить в следующей редакции: «4) Присмотр за несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым».

Раскрывая порядок прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетних в соответствии со ст. 427 УПК РФ, законодатель не указывает виды решений суда по результатам рассмотрения материалов уголовного дела и ходатайства о применении принудительных мер воспитательного воздействия. Полагаем, что в судебном заседании судья вправе вынести одно из следующих решений: 1) о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) в отношении несовершеннолетнего и применении принудительных мер воспитательного воздействия; 2) об отказе в удовлетворении ходатайства о применении принудительных мер воспитательного воздействия.

В Российской Федерации уже давно назрела необходимость специализации правосудия в отношении несовершеннолетних, т.е. создание судов по делам несовершеннолетних. Реализация законодателем данной позиции в полной мере соответствует нашим международно-правовым обязательствам.

Вопрос об освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности и уголовного наказания является довольно сложным и требует детальной регламентации со стороны законодателя. Определенная законодательная работа, в данном направлении ведется, о чем свидетельствуют внесенные в соответствующие статьи УПК РФ и УК РФ изменения. Однако отдельные проблемные моменты остаются не решенными, что мешает правоприменительной практике добиться широкого распространения рассмотренных видов процессуальных решений по делам несовершеннолетних в соответствии с международно-правовыми стандартами в данной области.

Вывод: Таким образом, при производстве предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, наряду с доказыванием обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК, устанавливаются обстоятельства, указанные в ст. 421 УПК: 1) возраст несовершеннолетнего (число, месяц и год рождения); 2) условия его жизни и воспитания, уровень психического развития и иные особенности личности; 3) влияние на него старших по возрасту лиц. При наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, устанавливается также, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

Лекция 27. Производство по уголовным  делам о применении  принудительных мер медицинского характера

Источник: Диссертация, Применение принудительных мер медицинского характера в уголовном судопроизводстве, Сефикурбанов, Казимагомед Сефикурбанович, 2008 год.

Применение принудительных мер медицинского характера необходимо рассматривать как исключительное право суда на применение мер государственного принуждения, которое осуществляется по постановлению суда или определению суда в особом уголовно-процессуальном порядке в целях излечения или улучшения психического состояния лица, совершившего общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, охраны безопасности самой личности от собственных действий и социальной реабилитации данного лица, либо заболевшего психическим расстройством после совершения общественно опасного деяния и делающим невозможным назначение или исполнение наказания, представляющим общественную опасность по своему психическому состоянию и характеру совершенного им общественно опасного деяния.

В качестве уголовно-процессуальных оснований инициации производства о применении принудительных мер медицинского характера должны быть приняты установленные достоверно и в соответствии с требованиями процессуального законодательства данные, свидетельствующие о совершении общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом под страхом наказания, лицом в состоянии невменяемости. Основанием инициации производства о применении принудительных мер медицинского характера в рамках расследования уголовного дела может быть акт (справка) обследования специалиста — врача-психиатра.

Предметом доказывания по уголовным делам лиц, в отношении которых ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, является совокупность специфических обстоятельств по уголовным делам о применении принудительных мер медицинского характера, подлежащих обязательному установлению в ходе предварительного следствия по делам данной категории и дальнейшего его разрешения в судебном порядке.

В ходе производства о применении принудительных мер медицинского характера обязательно участие защитника и законного представителя с момента появления в деле документов, свидетельствующих о наличии психического заболевания (медицинской справки, истории болезни, показаний свидетелей). Их участие также обязательно с момента начала проведения первоначальных следственных действий, если в деле не было информации о наличии психического расстройства, но поведение и характер совершенного преступления свидетельствовали о психической неполноценности лица.

Специфической чертой производства о применении принудительных мер медицинского характера является, прежде всего, выяснение обстоятельств, способствовавших совершению общественно опасного деяния, и поведения невменяемого лица в момент его совершения и после него, а также влияние психического заболевания на поведение этого лица.

Вывод: Таким образом, основаниями применения принудительных мер меди­цинского характера являются совершение общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, лицом в состоянии невменяемости или вменяемым лицом, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания, или которое страдает психическими расстройствами, лишающими его возможности понимать значение своих действий или руко­водить ими, и признание таких лиц опасными для общества по характеру совершенных ими деяний и болезненному состо­янию. Кроме того, к таким основаниям относится совершение преступления лицом, признанным нуждающимся в лечении от алкоголизма и наркомании. При этом применение принудитель­ных мер медицинского характера возможно лишь при доказан­ности названных оснований в процессе предварительного след­ствия и судебного разбирательства.

Лекция 28. Особенности производства по уголовным делам  в отношении  отдельных категорий  лиц

Источник: Диссертация, Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц, Добровлянина, Ольга Владимировна, 2010 год.

Особенности производства в отношении отдельных категорий лиц необходимо рассматривать как совокупность исключительных юридических норм, регулирующих особый порядок производства процессуальных и следственных действий в отношении либо с участием определенной законом категории граждан. Глава 52 УПК РФ содержит специальные нормы, не подлежащие расширенному толкованию. Специальные нормы должны быть стабильными, они не могут подвергаться частым изменениям в силу их исключительного характера. Федеральный закон, устанавливающий иные правила, чем УПК РФ, должен быть приведен в соответствие с УПК РФ.

Законодательное регулирование иммунитетов отдельных категорий лиц -исключительная компетенция Российской Федерации, а не ее субъектов.

Производство по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц – это проявление дифференциации уголовно-процессуальной формы в сторону ее усложнения вследствие важности вопросов, входящих в круг служебных обязанностей этих лиц, и необходимости создания специального правового механизма, который бы мог гарантировать независимость их волеизъявления при принятии решений, вытекающих из интересов службы. Сама по себе дифференциация уголовного судопроизводства не нарушает принципа равенства всех перед законом и судом, если при этом гарантируется равенство прав и свобод независимо от должностного положения, убеждений, а также других обстоятельств. Наделение большого числа лиц иммунитетами является не исключением из принципа равенства, а его нарушением. В связи с этим, необходимо исключить из перечня специальных субъектов, установленного ч. 1 ст. 447 УПК РФ, следующих лиц: 1) арбитражных и присяжных заседателей; 2) зарегистрированных кандидатов в депутаты. Государственной’ Думы, зарегистрированных кандидатов в депутаты и депутатов законодательных (представительных) органов > государственной власти субъектов РФ; 3) депутатов, членов выборного органа местного самоуправления; выборных должностных лиц органа местного самоуправления; 4) зарегистрированного кандидата в Президенты РФ и Президента РФ; прекратившего исполнение своих полномочий; 5) Уполномоченного по правам человека в РФ; 6) адвокатов:

Иммунитеты в уголовно-процессуальном1 праве выступают как гарантии независимости их носителей. Однако иммунитеты не могут быть безграничными. В» связи с этим в законе следует четко предусмотреть правило-о действии иммунитета: установить г особый порядок производства для указанных в ч. 1 ст. 447 УПК РФ отдельных категорий лиц лишь, на преступления, которые связань1 с выполнением ими полномочий, и на период осуществления соответствующих полномочий. Если преступление, связанное с должностными обязанностями, было совершено в период срока полномочий, но выявлено по истечении их срока, соблюдение особого порядка, предусмотренного главой 52 УПК” РФ, не требуется. Если лицо утратило особый правовой статус в период производства по уголовному делу, то особое производство следует прекратить, продолжив решение вопросов по возбуждению и расследованию уголовного дела в общем порядке.

Особый порядок производства в отношении отдельных категорий лиц, определяемый главой 52 УПК РФ, составляют: а) особенности возбуждения уголовного дела (ст. 448 УПК РФ); б) особый порядок задержания (ст. 449 УПК РФ); в) избрание меры пресечения в виде заключения под стражу и производство отдельных следственных действий (ст. 450 УПК РФ); г) особенности направления уголовного дела в суд (ст. ст. 451, 452 УПК РФ).

Уголовное преследование в отношении отдельных категорий лиц начинается с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного специального субъекта (ст. 448УПК РФ) либо с момента задержания лица с особым правовым статусом по подозрению в совершении преступления (ст. 449 УПК РФ). Если дело было возбуждено по факту совершения преступления, и в дальнейшем было установлено, что к совершению преступления причастно лицо, обладающее иммунитетом, то привлечение этого лица в качестве обвиняемого — это трансформация уголовного преследования в качественно иную форму процессуальной деятельности – в форму обвинения.

Ключевыми составляющими уголовного преследования лиц с особым правовым статусом в досудебном производстве являются: а) принятие решения о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица при наличии повода и основания; б) производство следственных действий, направленных на получение обвинительных доказательств; в) избрание в отношении подозреваемого или обвиняемого мер процессуального принуждения, указанных в законе; г) привлечение в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено по факту совершения преступления; д) направление уголовного дела с обвинительным заключением в суд.

Вывод: Таким образом, особенности производства в отношении отдельных категорий лиц, получившие закрепление в УПК, необходимо рассматривать как совокупность исключительных управомочивающих, обязывающих и запрещающих юридических норм, регулирующих особый порядок производства процессуальных и следственных действий в отношении либо с участием определенной законом категории граждан.

Лекция 29. Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства

Источник: Диссертация, Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства Российской Федерации в стадии предварительного расследования, Мазаева Наталья Николаевна, 2004 год

УПК РФ не содержит некоторых важных положений, касающихся вопросов выдачи лица для уголовного преследования. Из содержания ч. 1 ст. 460 УПК РФ не совсем ясно, в отношении каких категорий граждан Россия может направить запрос о выдаче, в каких предусмотренных международными нормами случаях?

Российским уголовно-процессуальным законодательством предусмотрено, что запрос о выдаче направляется при наличии у лица гражданства Российской Федерации, а также в отношении лиц без гражданства или иностранцев, но только если они не имеют гражданства государства, где они находятся, являются гражданами третьего государства и совершили деяния, направленные против интересов Российской Федерации. Сложными в практическом плане являются вопросы о соблюдении прав лица, подлежащего выдаче, на защиту и о порядке взятия лица под стражу для обеспечения выдачи. Реализация и применение этих действий в уголовно-процессуальном праве затруднены. В уголовно-процессуальном законе не установлены сроки содержания лица под стражей, предусмотренные Европейской конвенцией 1957 г. и Минской конвенцией 1993 г.; сохраняется норма о том, что вопрос о мере пресечения решается при получении от иностранного государства запроса о выдаче лица, что не соответствует международным договорам; не закреплено право встречи задержанного лица с представителем государства, гражданином которого он является, предоставленного ему международными актами; осталась нерешенной проблема юридических действий запрашиваемого государства при истечении сроков, необходимых для принятия решения о выдаче.

Помимо вышеуказанных правовых проблем при осуществлении международного сотрудничества в сфере уголовного процесса часто возникают трудности в связи с неподготовленностью сотрудников правоохранительных органов Российской Федерации к использованию правил международных договоров в своей повседневной практической деятельности, что обусловлено плохой информированностью о наличии международных правовых документов, отсутствием знаний содержания действующих конвенций и двусторонних договоров РФ, недостаточной профессиональной подготовкой, психологической неготовностью к применению международных правовых норм. В связи с этим по мнению автора важным условием достижения эффективности осуществления международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства, помимо совершенствования правовой базы, является обучение дознавателей, следователей, прокуроров и судей правилам реализации данной правоприменительной деятельности.

Вывод: Таким образом, основываясь на положениях международных договоров и УПК РФ, международное сотрудничество в сфере уголовного процесса можно определить как осуществляемую на основе действующих норм международного и внутригосударственного законодательства или в соответствии с принципом взаимности согласованную деятельность двух или более государств в лице своих компетентных органов и должностных лиц, а также международных организаций, реализуемую путем получения и оказания правовой помощи, выдачи (экстрадиции) лиц, осуществления уголовного преследования, а также передачи осужденных для исполнения наказаний в целях достижения назначения уголовного судопроизводства.