Ответ на семинар УПП 1-10 вопросы

  1. Понятие доказательств, их классификация.

В соответствии с ч. 1 ст. 74 УПК РФ под доказательствами понимаются любые сведения, на основании которых органами и должностными лицами уголовного судопроизводства в установленном законом порядке устанавливается наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Доказательства обладают рядом признаков.

  1. Доказательства имеют информационную природу.Это означает, что должностные лица уголовного судопроизводства имеют дело не с явлениями или событиями, а с информацией о них.
  2. Доказательства должны быть получены в порядке, строго установленном законом.Как таковыми сведения становятся доказательствами лишь после того, как они были изъяты из окружающей среды (материальной или идеальной), признаны доказательствами и приобщены к материалам уголовного дела.
  3. Доказательства должны устанавливать обстоятельства, подлежащие доказыванию, или иные обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.Если такой связи нет, то информация никакого отношения к уголовному делу не имеет и в качестве доказательств использоваться не должна.

Конкретные виды доказательств перечислены в ч. 2 ст. 74 УПК РФ, а их содержание конкретизировано в иных статьях Кодекса. В соответствии с данными нормами в уголовном судопроизводстве используются следующие виды доказательств.

  1. Показания подозреваемого, обвиняемого.Это доказательство представляет собой сведения, которые лицо, подозреваемое или обвиняемое в совершении преступления, сообщает в ходе допроса. Предмет показаний лица законом не установлен, поскольку и подозреваемый, и обвиняемый вправе отказаться от дачи показаний, а также самостоятельно определять их предмет. Даже если обвиняемый признал свою вину в совершении преступления, это может быть положено в основу обвинения лишь в том случае, когда его виновность будет подтверждена всей совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств.
  2. Показания потерпевшего, свидетеля.Это доказательство представляет собой сведения, которые лицо, обладающее статусом потерпевшего, сообщило в ходе допроса. Потерпевший может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, в том числе о своих взаимоотношениях с подозреваемым, обвиняемым. Как и потерпевший, свидетель может быть допрошен о любых обстоятельствах, характеризующих само преступление, касающихся личности обвиняемого, потерпевшего, а также своих взаимоотношений с ними и с другими свидетелями.
  3. Заключение и показания эксперта.Заключение эксперта — представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами. Показания эксперта — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения. В качестве эксперта лицо дает показания лишь в тех случаях, когда оно ранее по этому же уголовному делу дало заключение.
  4. Заключение и показания специалиста.Заключение специалиста — представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами. Показания специалиста — сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения. В доказательственном плане заключение специалиста от заключения эксперта отличается тем, что специалист использует свои знания непосредственно, а эксперт проводит исследование по представленным материалам.
  5. Вещественные доказательства.В качестве вещественных доказательств признаются следующие предметы: которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления; па которые были направлены преступные действия; деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления; иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.
  6. Протоколы следственных и судебных действий.При этом в качестве самостоятельных доказательств используются протоколы не всех следственных действий, а лишь тех, в ходе которых следователь непосредственно воспринимал доказательственную информацию. К ним относятся протоколы следственных действий: осмотра; освидетельствования; следственного эксперимента; обыска; выемки; наложения ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотра и выемки; контроля и записи переговоров; получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами; предъявления для опознания; проверки показаний на месте. Что касается судебного разбирательства, то в качестве доказательства используется протокол судебного заседания в той его части, в которой он отражает процесс исследования доказательств.
  7. Иные документы.Под данным доказательством имеются в виду документы, которые не являются протоколами следственных и судебных действий и используются в качестве самостоятельных доказательств. Такие документы могут быть как официальными, так и неофициальными, составленными как в связи с производством по данному уголовному делу, так и вне этой деятельности. В качестве доказательств такие документы допускаются, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию. Документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации. Если документы имеют индивидуализирующие их признаки (сохранили на себе следы преступления, на них были направлены преступные действия и т.п.), то они признаются вещественными доказательствами и приобщаются к уголовному делу соответствующим образом.

Классификация доказательств представляет собой подразделение их на различные группы в зависимости от объективно существующих оснований, в результате чего создается возможность определять удельный вес каждого доказательства в их общей совокупности.

Доказательства могут быть классифицированы по следующим основаниям.

  1. В зависимости от способности доказательств устанавливать или опровергать обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, либо иные обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.По данному основанию доказательства подразделяются на две группы: а) прямые доказательства — устанавливают или опровергают обстоятельства, непосредственно закрепленные в ст. 73 УПК РФ; б) косвенные доказательства — устанавливают или опровергают иные обстоятельства, также имеющие значение для уголовного дела, но прямо в ст. 73 Кодекса не указанные.
  2. В зависимости от природы источника доказательственной информации.Различаются личные доказательства, поступающие от живых лиц, и вещественные доказательства, т.е. сведения, носителями которых являются неодушевленные предметы.
  3. В зависимости от способности доказательств подтверждать или опровергать виновность (степень виновности) лицаони подразделяются на: а) обвинительные — подтверждают виновность лица или большую степень его виновности; б) оправдательные — подтверждают невиновность лица или свидетельствуют о меньшей степени его виновности.
  4. В зависимости от носителя доказательственной информациидоказательства подразделяются на: 1) первоначальные — полученные из первоисточника (например, от свидетеля — очевидца) и 2) производные — полученные от лица, которое само не было очевидцем, но может указать па то лицо, от которого сведения были получены.

В зависимости от примененных оснований одно и то же доказательство может быть отнесено к различным классам. Например, показания потерпевшего могут признаваться доказательством: прямым, личным, обвинительным, первоначальным.

 

  1. Прямые и косвенные доказательства.

2.2. Прямые и косвенные доказательства

По отношению к предмету доказывания доказательства делятся на прямые и косвенные. Деление доказательств на прямые и косвенные основано на том, что одни из них содержат сведения об обстоятельствах, составляющих предмет доказывания, другие — о так называемых «доказательственных», «промежуточных», «вспомогательных» фактах. Прямые — это такие доказательства, в содержании которых отражен хотя бы один из элементов предмета доказывания, хотя бы одно из обстоятельств, перечисленных в ст. 68 УПК. Косвенными являются все остальные доказательства. В косвенных доказательствах нет сведений о событии преступления, вине, обстоятельствах, характеризующих личность обвиняемого, характере и размере ущерба. Находящаяся в них информация, имеющая отношение к делу, лишь помогает установить обстоятельства, подлежащие доказыванию. Прямыми доказательствами являются такие фактические данные, которые содержат информацию об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания, а косвенные – содержат информацию о побочных фактах, из которых можно сделать вывод об искомых по делу фактах.

Прямыми называются доказательства, которые служат непосредственно установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу. Это прежде всего событие преступления, факт совершения его определенным лицом, виновность этого лица в виде умысла или неосторожности, то есть обстоятельства, образующие главный факт. Но и обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность, как и все другие, перечисленные в ст. 68 УПК, могут выясняться с помощью прямых доказательств.

Прямые доказательства указывают на совершение лицом преступления или исключают его причастность к нему. Показания обвиняемого, признающего свою вину и объясняющего, по каким мотивам, когда, где и при каких обстоятельствах он совершил преступление, являются прямым доказательством. Прямым доказательством является показание свидетеля о том, как обвиняемый наносил удары потерпевшему. При использовании прямых доказательств задача состоит только в установлении их достоверности (т.е. надо установить, говорит ли обвиняемый, свидетель правду), так как значение сообщенных сведений для установления предмета доказывания здесь очевидно. Для установления достоверности доказательства каждое из них должно быть рассмотрено в совокупности всех доказательств. Никаких преимуществ в силе прямое доказательство не имеет, поэтому недопустимо считать «главным» доказательством, «царицей» доказательств такое прямое доказательство, как признание обвиняемым своей вины.

Важнейшая отличительная особенность прямых доказательств состоит в том, что в их содержание входят сами обстоятельства, подлежащие доказыванию, в виде непосредственной информации о них. Обвиняемый рассказывает о том, как он готовил и совершал преступление, свидетель – очевидец преступления дает показания о действиях обвиняемого и потерпевшего в момент преступления и т. д. Во всех таких случаях мы имеем дело с прямыми доказательствами, когда фактические данные, сообщаемые теми или иными лицами, прямо и непосредственно указывают на одно или несколько обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу в конечном счете, входящих в главный факт.

Косвенными называются доказательства, которые служат установлению промежуточных (доказательственных) фактов, на основании совокупности которых делается вывод о существовании или несуществовании обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу (главного факта).

Косвенные доказательства содержат сведения о фактах, которые предшествовали, сопутствовали или следовали за устанавливаемым событием и по совокупности которых можно сделать вывод о том, имело ли место событие преступления, виновен или не виновен обвиняемый. Так, при расследовании дела об убийстве на основании косвенных доказательств (принадлежность обвиняемому ножа, которым совершено убийство, обнаружение на месте совершения преступления следов обуви обвиняемого, установление неприязненных отношений обвиняемого и потерпевшего и других фактических данных) формируется вывод следователя, суда о совершении обвиняемым данного преступления. Путь установления обстоятельств дела с помощью косвенных доказательств более сложный, чем при прямых доказательствах.

С помощью косвенных доказательств устанавливаются не сами обстоятельства, которые перечислены в ст. 73 УПК РФ, а лишь связанные с ними факты, анализ которых в совокупности может привести к выводу о существовании или не существовании этих обстоятельств.

Например, по делу о краже личной собственности обвиняемый виновным себя не признал, но имеются показания свидетеля, видевшего, как обвиняемый направлялся к месту, где произошла кража, непосредственно перед преступлением; при обыске в жилище обвиняемого найдена часть похищенных вещей, что зафиксировано в протоколе обыска; в жилище потерпевшего, где произошла кража, найдены отпечатки пальцев обвиняемого, что подтверждается протоколом осмотра места происшествия, вещественным доказательством и заключением эксперта. Ни одно из этих доказательств само по себе не может служить основанием для вывода о том, что преступление совершил обвиняемый. Каждое из них, взятое изолированно, допускает различные, многозначные истолкования в части отношения его содержания к доказываемым обстоятельствам.

При пользовании прямыми доказательствами для установления подлежащих доказыванию обстоятельств достаточно удостовериться в доброкачественности их источника, убедиться в соответствии их содержания действительности, чтобы сделать вывод о существовании искомого факта. При пользовании же косвенными доказательствами нужно не только убедиться в доброкачественности источников доказательств и достоверности сведений, образующих их содержание, но и проделать сложную работу по формулированию правильных выводов из совокупности этих данных.

Пользование косвенными доказательствами осложняется тем, что связь их содержания с подлежащими доказыванию обстоятельствами не очевидна, а каждое из них допускает неоднозначное истолкование значения его для вывода по поводу доказываемых обстоятельств. Однако нет оснований противопоставлять прямые и косвенные доказательства. Установление истины по делу во многих случаях происходит на основании использования и прямых и косвенных доказательств, взаимно дополняющих друг друга.

При доказывании с помощью косвенных доказательств надо, во-первых, установить, достоверны ли сведения, которые стали известны следователю, суду (говорит ли свидетель правду о наличии неприязненных отношений между обвиняемым и потерпевшим, действительно ли на ноже имелись отпечатки пальцев обвиняемого и т.д.); во-вторых, определить, связаны ли ставшие известными сведения с совершением преступления обвиняемым (например, обвиняемый мог быть в неприязненных отношениях с потерпевшим, но это не повлекло за собой каких-либо преступных действий с его стороны; на месте преступления обнаружены отпечатки обуви подозреваемого, но это не значит, что он был на месте преступления, так как его обувь мог надеть другой человек и т.п.). Поэтому при использовании косвенных доказательств важно установить не только какое-либо обстоятельство, но и объективную связь этого обстоятельства с устанавливаемыми по делу фактами. Формы этой связи могут быть различные (связь причинная, пространственно-временная, связь соответствия и др.).

Располагая косвенными доказательствами по делу, надо проверить их связь с доказываемым обстоятельством, чтобы исключить случайное стечение обстоятельств.

Из приведенной характеристики косвенных доказательств вытекают следующие правила их использования:

а) косвенные доказательства приводят к достоверным выводам по делу лишь в своей совокупности;

б) косвенные доказательства должны быть объективно связаны между собой и с доказываемым положением;

в) система (совокупность) косвенных доказательств должна приводить к такому обоснованному выводу, который исключает иное объяснение установленных обстоятельств, исключает разумные сомнения в том, что обстоятельства дела были именно такими, как они установлены на основе этих доказательств.

Косвенные доказательства в своей совокупности могут служить основанием для вывода о фактах, входящих в предмет доказывания. Они могут быть использованы при проверке достоверности прямых доказательств, восполнять их пробелы, указывать путь получения новых доказательств. Косвенные доказательства нельзя считать доказательствами «второго сорта». Эти доказательства чаще, чем прямые, встречаются при расследовании и рассмотрении уголовных дел и при правильном их использовании приводят к достоверным выводам.

 

 

  1. Допустимые и недопустимые доказательства. Условия недопустимости доказательств.

 

В правилах доказывания особое место занимают правила допустимости доказательства. Эти правила должны создать надежную основу для признания доказанными или недоказанными определенных обстоятельств.

В литературе и практической деятельности допустимость доказательств понимается в двух аспектах:

1) допустимость, относящаяся к оценке содержания доказательства (содержание сведений). Это означает, что допустимо доказывать то, что относится к делу, имеет значение для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Такое понимание допустимости доказательств имеет практический смысл в том, чтобы исключить из предварительного или судебного следствия те сведения, которые не имеют значения по делу, не способствуют выяснению интересующих следствие и суд обстоятельств. По этому основанию следователь, суд, руководствуясь ст.119, ч.2 ст.159 УПК, могут отклонить ходатайство участника судопроизводства о допросе названного ими лица в качестве свидетеля, об истребовании какого-либо документа и т.п.

Все изложенное дает основание для вывода о том, что допустимы относящиеся к делу доказательства.

Ходатайства сторон об исследовании доказательств, относящихся к делу, имеющих значение по делу, должны быть удовлетворены (см. ч.2 ст.159 УПК);

2) допустимость доказательства определяется соблюдением закона при получении, закреплении этого доказательства. Основу процессуальных правил о допустимости доказательств составляет конституционная норма о том, что “при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона” (ч.2 ст.50 Конституции РФ). Это правило относится не только к осуществлению правосудия, но и ко всем стадиям, действиям, решениям в уголовном судопроизводстве. В УПК выделена специальная ст.75 “Недопустимые доказательства”, содержащая общее понятие недопустимых доказательств (ч.1) и основания признания доказательства недопустимым (ч.2).

В других нормах УПК содержатся правила признания доказательства недопустимым (см., например, ч.4 ст.235, ч.4 ст.236 УПК).

Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, перечисленных в ст.73 УПК. Из этого записанного в ст.75 УПК правила следует, что не только обвинение, но и доказывание любых иных обстоятельств, в том числе и смягчающих ответственность обвиняемого или освобождающих его от ответственности, должны основываться на допустимых доказательствах.

Условиями допустимости доказательств являются:

  • 1) доказательство должно быть получено надлежащим субъектом, правомочным по данному делу проводить то процессуальное действие, в ходе которого получено доказательство;
  • 2) фактические данные должны быть получены только из источников, перечисленных в ч.2 ст.74 УПК;
  • 3) доказательство должно быть получено с соблюдением правил проведения процессуального действия, в ходе которого получено доказательство;
  • 4) при получении доказательства должны быть соблюдены все требования закона о фиксировании хода и результата следственного действия.

Отсюда следует, что доказательства недопустимы, если:

  • 1) доказательство получено ненадлежащим субъектом вследствие нарушения закона о подследственности, подсудности и т.п., например, при проведении дознавателем следственных действий без поручения о том следователя, прокурора; проведение допроса лица следователем, не принявшим дело к производству или не включенным в группу следователей; проведение следственного действия лицом, подлежащим отводу;
  • 2) данные по делу получены без проведения следственных действий или из источников, не указанных в ч.2 ст.74 УПК. Поэтому из материалов, полученных до возбуждения уголовного дела, доказательственное значение имеет только протокол тех следственных действий, проведение которых закон разрешает до возбуждения уголовного дела (ч.4 ст.146 УПК).

ADVERTISEMENT

Представленные вместе с жалобой, заявлением о возбуждении дела документы, вещи, фото-, киноматериалы могут использоваться в качестве доказательств только тогда, когда после возбуждения дела лица, представившие эти материалы, были допрошены, установлено, кем, когда, где, при каких обстоятельствах были обнаружены представленные вещи, документы или произведена кино-, фотосъемка и т.п. Необходимым условием использования представленных вещей в качестве доказательств является постановление о приобщении их к делу в качестве вещественных доказательств, которое выносится после их осмотра.

Должно быть известно лицо, представляющее эти материалы. В ходе допроса этого лица выясняются обстоятельства получения материалов и их содержание. Все это дает основание для решения вопроса о допустимости представленных материалов в качестве доказательств по делу.

Предметы, документы, приобщенные к делу в качестве доказательств, проверяются и оцениваются в совокупности с другими. Сведения, предметы, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий, должны пройти процессуальный путь получения этих сведений лицом, ведущим производство по делу. Лицо, располагающее этими сведениями, должно быть допрошено в качестве свидетеля, документы, предметы приобщены к делу и проверены по общим для доказательств правилам;

3) нарушены запреты, ограничения, установленные применительно к отдельным доказательствам.

Закон устанавливает, кто не подлежит допросу в качестве свидетеля (ч.3 ст.56 УПК). Ряд лиц пользуются правом свидетельского иммунитета. Согласно ст.51 Конституции РФ “никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом” (см. ч.4 ст.56 УПК).

Когда в качестве свидетеля допрашивается лицо, которое фактически подозревается допрашиваемым в преступлении, но процессуально его положение как подозреваемого или обвиняемого не оформлено, а предметом допроса является выяснение у лица его причастности к преступлению, использование показаний этого лица, допрошенного в качестве свидетеля, недопустимо. В этом случае нарушается привилегия против самообвинения;

4) в УПК выделено новое правило недопустимости доказательства, относящееся к показанию подозреваемого, обвиняемого, данного в ходе досудебного производства по делу (п.1 ч.2 ст.75).

Суть этого правила состоит в том, что к недопустимым доказательствам относятся показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде. Это правило направлено на то, чтобы предотвратить случаи получения “признательных показаний” подозреваемого, обвиняемого под влиянием физического или психического насилия. Кроме того, они ориентируют лиц, ведущих расследование, на то, что не само по себе признание обвиняемым своей вины, а совокупность доказательств, подтверждающих это, могут быть положены в основу обвинительного приговора;

5) нарушены процессуальные правила собирания, проверки доказательств и фиксирования проведенных процессуальных действий в соответствующих документах. Лишаются юридической силы доказательства, полученные в результате проведения следственного действия без получения санкции прокурора или решения суда на его проведение, если такая санкция или решение предусмотрены законом (ст. ст.23, 25 Конституции, ст.165 УПК).

Очевидно, что нарушение правил получения доказательств, основанных на конституционных гарантиях прав и свобод человека и гражданина, нарушающих неприкосновенность жилища, тайну переписки или затрагивающих иные права человека, безусловно, делает такие доказательства недопустимыми,

6) в п.2 ч.2 ст.75 УПК к недопустимым доказательствам отнесены показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности.

Очевидно, что отнесение этих доказательств к недопустимым продиктовано тем, что любые сведения, которые сообщает потерпевший или свидетель, должны иметь под собой какое-либо фактическое обоснование, подлежать проверке. “Слухи”, “догадки”, “домыслы” этим требованиям не отвечают.

Точно так же если свидетель говорит о том, что у обвиняемого и потерпевшего были враждебные отношения, о чем он узнал из услышанного разговора между незнакомыми ему людьми, показания такого свидетеля недопустимо использовать как сведения о враждебных отношениях обвиняемого и потерпевшего.

Признание недопустимыми показаний потерпевшего, свидетеля, основанных на догадке, предположении, слухе, а также показаний свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности, основано на том, что все показания должны быть доступны для проверки и оценки их достоверности. Такая проверка исключена, если в ее основе “догадка”, предположение или лицо, дающее показание, скрывает или не может назвать источник своей осведомленности.

Допрос в судебном заседании в качестве свидетелей следователей, производивших допрос подозреваемого, обвиняемого, в отсутствие защитника для воспроизведения показаний подозреваемого, обвиняемого, отказавшихся от дачи показаний в суде, недопустим.

Статья 75 УПК, исходя из предписаний ст.50 (ч.2) Конституции РФ, исключает возможность любого прямого или опосредованного использования сведений, содержащихся в недопустимом доказательстве.

В законе сказано, что недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также доказывания любого из обстоятельств, указанных в ст.73 УПК. Это означает, что на недопустимые доказательства нельзя ссылаться для обоснования любого решения по делу, в том числе в обвинительном заключении или обвинительном акте и приговоре. Поэтому важно процессуально оформить исключение недопустимых доказательств.

Порядок исключения недопустимых доказательств подробно описан в УПК применительно к предварительному слушанию и к деятельности суда присяжных. Однако это не означает, что исключение недопустимых доказательств имеет место только на этих стадиях деятельности суда присяжных. Исключение недопустимых доказательств в суде присяжных имеет особое значение, так как там особенно важно исключить из судебного следствия недопустимое доказательство с тем, чтобы оно не оказало воздействия на формирование убеждения присяжных в доказанности каких-либо обстоятельств. Это разъяснение Пленум Верховного Суда РФ дал в Постановлении N 1 от 29 апреля 1996 г. “О судебном приговоре”.

Признать доказательство недопустимым может и следователь, и прокурор <*>. На стадии предварительного расследования исключение недопустимых доказательств означает невозможность основывать на них свои выводы по делу, указывать эти доказательства как основания решения, ссылаться на них в обвинительном заключении.

В Приложении 26 к УПК дана форма постановления об исключении доказательства, вынесенного судьей. Аналогичные по форме постановления могут выноситься следователем, дознавателями, прокурором по ходатайству сторон или по собственной инициативе.

В случае признания доказательства, полученного с нарушением закона, недопустимым суд должен мотивировать свое решение об исключении его из совокупности доказательств по делу, указав, в чем выразилось нарушение закона при собирании данного доказательства.

Практика суда с участием присяжных заседателей создала прецеденты исключения недопустимых доказательств.

Например, были признаны недопустимыми доказательствами протокол изъятия и осмотра одежды потерпевшей, поскольку эти действия совершены не уполномоченным на эти действия лицом и совершены до возбуждения уголовного дела. Соответственно недопустимым было признано и заключение эксперта о происхождении пятен на этой одежде.

Признан не имеющим доказательственной силы протокол допроса обвиняемого в случае вынужденного отказа его от защитника ввиду отсутствия средств на оплату адвоката или неявки адвоката.

Исключен из доказательств протокол осмотра места происшествия, в котором не участвовал защитник, так как ему не была предоставлена возможность встретиться с подзащитным, заключенным под стражу до начала следственного действия.

Не имеют доказательственной силы данные подсудимым на предварительном следствии показания, если он допрашивался в качестве свидетеля с предупреждением об уголовной ответственности по ст. ст.307 – 308 УК РФ.

Не могут быть признаны допустимыми по делу доказательствами протоколы следственных действий, если следственные действия и их закрепление в протоколе произведены с нарушением уголовно-процессуального закона (например, нет подписи обвиняемого на протоколе осмотра, следственного эксперимента: свидетель не был предупрежден о его праве не давать показание в соответствии с ч.3 или ч.4 ст.56 УПК).

Не имеют доказательственной силы заключение эксперта, полученное с нарушением прав обвиняемого при назначении экспертизы.

В теории и практике судопроизводства встает вопрос об “асимметрии” при решении вопроса о допустимости доказательств. Речь идет о праве стороны защиты ссылаться на важное для защиты доказательство, которое может быть признано недопустимым, в виду допущенных нарушений закона при его собирании стороной обвинения (например, допущено нарушение процедуры опознания, но в протоколе записан категорический ответ потерпевшей о том, что среди предъявленных ей лиц нет человека, нападавшего на нее).

 

 

  1. Личные и предметные доказательства.

 

В основе деления доказательств на личные и вещественные лежат особенности информационных процессов при образовании доказательств (механизм их образования) и связанные с этим особенности их собирания и использования в процессе доказывания. В самом общем виде личные доказательства — это информация (сообщение), исходящая от лиц, вещественные доказательства — материальные предметы и документы. Однако по вопросу об основаниях этой классификации в науке также нет единого мнения. Некоторые авторы, считая, что личные доказательства — это сообщения, исходящие от лица, относят к ним показания, заключение эксперта, протоколы следственных действий и иные документы, т.е. все виды доказательств, кроме вещественных. Другие же не соглашаются с таким мнением, считая, что вещественные доказательства — один из компонентов, исходящих от граждан доказательств, и что не все протоколы следственных действий и иные документы имеют характер личных доказательств [1]. М. С. Строгович вообще не признавал деления доказательств на личные и вещественные, считая, что это ведет к их противопоставлению [2]. Так есть ли объективные различия между двумя группами доказательств и в чем они заключаются? Рассмотрим поставленный вопрос путем анализа и сравнения отдельных видов доказательств.

К личным доказательствам, бесспорно, следует отнести все виды предусмотренных УПК показаний — свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, эксперта и специалиста. Свое название эта группа доказательств получила в связи со своим происхождением — сведения об интересующих следствие и суд обстоятельствах исходят от лиц, имеющих эту информацию. Но каким образом эти лица становятся обладателями сведений? Отвечая на этот вопрос, ученые пришли к выводу о наличии объективных различий в самом характере информации, особенностях ее образования, а соответственно, сохранения и передачи. Доказательство образуется в результате взаимодействия двух систем — события преступления и окружающей его среды — идеальной и материальной [3]. Принято считать, что информация, заключенная в памяти людей (свидетелей, потерпевших), носит знаковый характер; она выражена (закодирована) в системе условных знаков-слов, посредством которых эта информация передается от одного субъекта другому. Сообщения, исходящие от людей, — продукт их сложной психической деятельности. Образная картина наблюдаемого человеком (отпечатавшегося в его памяти) события не может быть сохранена, воспроизведена и передана в неизменном виде. Она преобразуется сознанием человека в систему знаков, символов, позволяющих это событие описать. С учетом сказанного личные доказательства чаще всего определяют, как сформулированные людьми сообщения о воспринятых ими событиях, представляющие собой словесно оформленный психический образ этих событий.

Вещественное же доказательство возникает в результате взаимодействия преступления с материальным миром: событие оставляет свои следы на его объектах, например, на проезжей части дороги, ее ограждении, транспортном средстве, предметах одежды пострадавшего и т.п. Информация, заключенная в материальной обстановке, существует в виде физических признаков и свойств и переносится в материалы уголовного дела в своем первоначальном не преобразованном (не перекодированном) виде. Изготовленные со следов преступления слепки и оттиски являются продуктами элементарного, как говорят некоторые авторы, отображения.

Различия в характере идеальных и материальных следов преступления обусловливают приемы извлечения из этих следов информации, способы ее закрепления, сохранения и проверки. Существенные различия имеются в оценке личных и вещественных доказательств. Подробно эти особенности будет рассмотрены позднее на примере отдельных видов доказательств.

К личным доказательствам, кроме показаний, принято относить также составленные людьми документы. Документ тоже представляет собой результат психической деятельности человека, выраженной и зафиксированной в знаковой форме. Например, такой документ, как характеристика личности обвиняемого, есть сложный результат психической деятельности автора характеристики, отражающий субъективное восприятие личности поступков обвиняемого как самим автором, так и другими лицами. Признаками личных доказательств, безусловно, обладают и протоколы следственных действий (обыска, осмотра, следственного эксперимента, предъявления для опознания и т.п.), в которых в знаковой форме зафиксированы результаты непосредственного восприятия следователем, дознавателем, прокурором наглядно-образной и предметно-пространственной информации. В знаковой же форме выражена информация, выявленная, исследованная и истолкованная экспертом. В этом смысле заключение эксперта тоже личное доказательство.

Возражения против разделения личных и вещественных доказательств основаны на том, что рассмотренные виды информации не существуют изолированно друг от друга. В процессе доказывания информация постоянно подвергается преобразованию из одного вида в другой. Рассмотрим с этих позиций вещественные доказательства.

 

 

  1. Обвинительные и оправдательные доказательства.

 

Критерием деления доказательств на обвинительные и оправдательные является отношение содержания доказательства к обвинению.

Обвинительными являются доказательства, которые устанавливают наличие общественно опасного деяния, совершение его определенным лицом, виновность лица в совершении преступления и обстоятельства, отягчающие ответственность.

Примерами обвинительных доказательств являются показания обвиняемого, признавшего свою вину, показания свидетеля либо потерпевшего о совершении обвиняемым преступления, обнаружение у обвиняемого орудия преступления либо похищенного имущества и др.

Обвинительные доказательства иногда называют уличающими. Это название восходит к понятию «улика», которое использовалось в период действия Устава уголовного судопроизводства 1864 г. При этом под уликой понимались косвенные обвинительные доказательства.

Оправдательными являются доказательства, могущие служить для опровержения обвинения, установления невиновности обвиняемого или обстоятельств, смягчающих его ответственность.

К числу оправдательных доказательств будут относиться доказательства того, что в момент совершения преступления обвиняемый находился в другом месте (алиби), а также доказательства отсутствия в действиях обвиняемого состава преступления (например, что обвиняемый действовал в состоянии необходимой обороны) и др.

В ходе предварительного расследования и судебного разбирательства должны в равной мере устанавливаться и исследоваться как уличающие обвиняемого, так и оправдывающие его обстоятельства, а также обстоятельства, отягчающие и смягчающие его ответственность. Это вытекает из сформулированного в законе назначения уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК) и предмета доказывания (ст. 73 УПК), а также из требований, предъявляемых к приговору (п. 6 ч. 1 ст. 299, п. 3, 4 ч. 1 ст. 305, п. 2, 3 ст. 307, п. 5 ч. 4 ст. 317.7 УПК).

Закон содержит упоминание о делении доказательств на обвинительные и оправдательные. Так, составляя обвинительное заключение или обвинительный акт, следователь либо дознаватель указывает перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и отдельно — перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты (п. 5 и 6 ч. 1 ст. 220, п. 6 ч. 1 ст. 225 УПК), тем самым осуществляя классификацию доказательств на обвинительные и оправдательные.

Часть 1 ст. 332 УПК предусматривает, что присяжные заседатели, приступая к исполнению своих обязанностей, торжественно клянутся «исполнять их честно и беспристрастно, принимать во внимание все рассмотренные в суде доказательства, как уличающие подсудимого, так и оправдывающие его, разрешать уголовное дело по своему внутреннему убеждению и совести, не оправдывая виновного и не осуждая невиновного, как подобает свободному гражданину и справедливому человеку». В тексте присяги также упоминаются как обвинительные, так и оправдательные доказательства.

Кроме того, рассматриваемая классификация доказательств имеет значение при определении порядка исследования доказательств в судебном следствии: первой представляет доказательства сторона обвинения; после исследования доказательств, представленных стороной обвинения, исследуются доказательства, представленные стороной защиты (ч. 2 ст. 274 УПК).

Личные и вещественные доказательства различаются в зависимости от того, принимало ли сознание человека участие в отображении на носителе доказательственной информации.

Личные доказательства являются результатом психического восприятия человеком событий и передачи устно или письменно в языковой или иной специальной форме сведений, имеющих значение для дела.

Личными доказательствами являются показания любых участников (свидетеля, потерпевшего, обвиняемого, подозреваемого, эксперта, специалиста), заключение эксперта, заключение специалиста, протоколы следственных и судебных действий, иные документы.

Информация, содержащаяся в личных доказательствах, предварительно воспринимается сознанием человека и перерабатывается им, поэтому личные доказательства всегда содержат элемент субъективности.

Это одна из причин того, что показания допрашиваемого лица записываются в протокол следственного действия от первого лица и по возможности дословно (ч. 2 ст. 190 УПК)[1].

Информация, содержащаяся в личных доказательствах, выполнена в знаковой системе, как правило, в форме устной или письменной речи.

Вещественные (вещные) доказательства — это материальные объекты, которые обладают свойствами, отображающими обстоятельства преступления в виде следов воздействия, изменения, происхождения и др. (орудия преступления, предметы со следами преступления и т.п.).

В вещественных доказательствах доказательственное значение имеют их материальные свойства и признаки — масса, размер, химический состав, конфигурация и локализация следов и т.п. Они носят объективный характер и не зависят от индивидуальных особенностей исследователя.

В материальных объектах информация содержится в естественном виде и воспринимается наглядно (например, кровь на ноже, след на грунте), хотя некоторые характеристики и свойства отдельных вещественных доказательств (химический состав, температура и др.) требуют инструментального исследования, часто с использованием специальных знаний.

К вещественным доказательствам относятся собственно вещественные доказательства и часть иных документов (материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации).

Различие между личными и вещественными доказательствами предопределяет особенности их собирания, проверки и оценки. Неправильное определение вида доказательства может повлечь нарушение процессуального порядка приобщения его к делу и недопустимость доказательства (например, для приобщения к делу иного документа достаточно вынесения устного решения следователем, дознавателем, судом, в то время как для признания предмета вещественным доказательством требуется вынесение соответствующего постановления). Для оценки личных доказательств существенное значение будет иметь характеристика лица, в то время как при оценке вещественного доказательства в первую очередь будут анализироваться свойства и признаки предмета, указывающие на его связь с обстоятельствами, имеющими значение для дела.

 

  1. Требования, предъявляемые к доказательствам: относимость, допустимость, достоверность.

Отвечающим требованиям относимости следует признавать доказательства, которые:

1) подтверждают обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела.

2) опровергают обстоятельства, имеющие значение для дела;

3) соотносятся с названными обстоятельствами (не обязательно со всеми) по времени, в пространстве и как следствие и причина.

Допустимость — требование, предъявляемое к процессуальной форме получения доказательства и оформления. Условия признания доказательств допустимыми следующие:

  1. доказательство должно быть получено надлежащим субъектом, правомочным по данному делу проводить то процессуальное действие, в ходе которого получено доказательство (ст. 86 УПК);
  2. фактические данные должны быть получены только из источников, перечисленных в части 2 статьи 81 УПК;

3.доказательство должно быть получено с соблюдением правил проведения процессуального действия, в ходе которого получено доказательство;

  1. при получении доказательства должны быть соблюдены все требования закона о фиксации хода и результатов следственного и судебного действия.

К недопустимым доказательствам в уголовном судопроизводстве относятся:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные ими в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи их отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым (которые, разумеется, уже стали подсудимыми) в суде

2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;

3) иные доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона (ст. 75 УПК). Так, Верховный Суд РФ указал на то, что доказательства считаются полученными с нарушением уголовно-процессуального закона, т.е. недоброкачественными (недопустимыми), если:

а) при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный процессуальным законодательством порядок их собирания, закрепления и проверки;

б) собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных уголовно-процессуальными нормами, и т.п. <1>. Таким образом, допустимость доказательств в уголовном процессе можно определить как соответствие их формы и содержания требованиям уголовно-процессуального закона, как их процессуальную доброкачественность.

 

Достоверность доказательства — это соответствие содержащихся в нем фактических данных действительности. Она определяется в ходе расследования и судебного разбирательства посредством сопоставления доказательства с другими уликами. Фактические данные считаются достоверными, если в ходе проверки были подтверждены другими собранными по делу доказательствами. Чтобы установить достоверность доказательства, надо не только познать и оценить его внешние признаки, а в каждом отдельном случае необходимо глубоко проникнуть в его сущность, познать наиболее важные и существенные признаки, особенности и значение для дела. достоверность, т.е. соответствие информации в доказательстве реальной действительности. Гарантией достоверности может служить уголовная ответственность за дачу заведомо ложных показаний. В заявлении о совершенном преступлении заявитель делает отметку о том, что он предупрежден об ответственности по ст. 306 УК РФ (заведомо ложный донос), эксперт предупреждается за дачу заведомо ложного заключения.

В науке существует мнение, что данное свойство доказательств является второстепенным, так как истинность доказательства может быть выявлена только на завершающем этапе доказывания.

 

Достаточность доказательств.
Свойство доказательств, которое выражается в способности установить при помощи данных доказательств все без исключения обстоятельства, подлежащие доказыванию, а также все иные обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. Достаточность представляет собой оценочную категорию, поскольку установить ее можно лишь в связи с производством по конкретному уголовному делу.
Должностные лица устанавливают достаточность совокупности доказательств по своему внутреннему убеждению на основе свободы оценки доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. В ч. 1 ст. 88 УПК РФ о достаточности доказательств упоминается лишь в связи с разрешением уголовного дела, т.е. вынесением по нему итогового решения (приговора или постановления о прекращении уголовного дела). Вместе с тем критерию достаточности должны соответствовать и доказательства, которыми обосновываются иные, промежуточные процессуальные решения (о признании потерпевшим, привлечении в качестве обвиняемого и др.).

 

 

  1. Достаточность доказательств.

Определение достаточности фактических данных для принятия окончательного решения по делу – самостоятельная задача оценки доказательств, ее завершающая фаза. Собранные по делу доказательства могут быть относящимися к делу, достоверными по своему содержанию, допустимыми и, тем не менее, их окажется недостаточно для того, чтобы признать установленным конечный тезис доказывания.

Может создаться и такое положение, когда доказательства будут признаны достаточными лишь в отношении некоторых входящих в предмет доказывания обстоятельств и недостаточными, чтобы дать достоверное знание о наличии других искомых фактов.

Вывод о недостаточности доказательств для категорического суждения – такой же объективно возможный результат судебного познания как и твердое убеждение в виновности или невиновности обвиняемого. Связывать его во всех случаях с ошибками, допущенными при исследовании и оценке доказательств, было бы неправильно. Предварительное и судебное следствие по делу могут быть проведены с исчерпывающей полнотой и объективностью и тем не менее, не завершиться достоверными выводами.

Закон предусмотрел такие ситуации, регламентировав оправдание или прекращение дела, при недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления, если исчерпаны все возможности для собирания иных доказательств. Поэтому нельзя определять достаточность доказательств как «убеждение в том, что осуществлено всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела». Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М., 1966. С.85. Такое убеждение может в ряде случаев сочетаться и с выводом о недостаточности доказательств.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ не раскрывает понятия «достаточность доказательств», не дает каких-либо формализованных критериев достаточности. Так, привлечение в качестве обвиняемого может иметь место «при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления». Окончание предварительного расследования с направлением материалов дела в суд допустимо, если «собранные доказательства достаточны» для составления обвинительного заключения.

Формулировки «в деле нет достаточных доказательств, подтверждающих вину» или «суд без достаточных оснований признал виновным» или, наоборот, «по делу собрано достаточно доказательств виновности» используются в судебной практике. БВС РФ, 1998, №4. В руководящих разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ, в решениях по конкретным делам раскрывается смысл закона и содержащиеся в нем требования – принимать решения при наличии достаточности доказательств. Во всех указанных случаях, вывод о достаточности или недостаточности доказательств основан на оценке совокупности доказательств.

Статья 88 УПК прямо говорит о том, что собранные доказательства в совокупности подлежат оценке с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела. В этой связи важно проследить, как понимается «совокупность доказательств» и «достаточность доказательств». Каждое доказательство должно быть оценено не само по себе, а всегда в совокупности. Точное выполнение требований УПК РФ обуславливает наличие такой совокупности доказательств, которая позволяет правильно оценить каждое из них и сделать правильный вывод о достаточности либо недостаточности доказательств для того или иного решения по делу. Оставление каких-либо из собранных доказательств без внимания, обоснование вывода на одних доказательствах, без учета всех собранных доказательств, приводит к необоснованности вывода и односторонности оценки по делу.

Заметим, что в оцениваемую совокупность доказательств могут входить как достоверные, так и недостоверные доказательства. До того как не произведена оценка всех доказательств в совокупности, нельзя сказать о том, какое из них достоверно или недостоверно. Именно оценка всей совокупности дает возможность сделать правильный вывод о достоверности и значении каждого из доказательств, входящих в нее. Поэтому в мотивировочной части приговора судьи должны приводить не только доказательства, которые признаны ими достоверными и положены в основу решения, но и те, которые суд отверг, как не нашедшие подтверждение.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ №1 «О судебном приговоре» подчеркивается, что в приговоре необходимо привести всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал выводы; при этом должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого.Российская газета, 1996, 22 мая.

Так, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РД, изменив приговор в отношении Д. и А., осужденных по ч.3 ст.148 УК, и переквалифицировав их действия на ст. 200 УК, в кассационном определении не привела мотивов, по которым приговор изменен; не сформулировала конкретные обстоятельства, послужившие основанием к изменению приговора; не проанализировала и не оценила доказательства, признанные судом достоверными и положенные в основу приговора; не указала, почему эти доказательства являются недостаточными, в чем состоит ошибочность выводов суда; не дала убедительного обоснования своего решения о квалификации содеянного и не дала оценку показаниям осужденных.

В связи с этим Судебная коллегия Верховного Суда направила дело на новое кассационное рассмотрение. БВС РФ, 1997, № 11. С.21

Следует отметить, что оценивая совокупность доказательств, суд должен ответить на вопрос, достаточно ли этих доказательств для вывода о доказанности каких-либо обстоятельств по делу.

Таким образом, определение достаточности доказательств является результатом оценки «совокупности доказательств». Отражая закономерности процесса познания как перехода от незнания к знанию, в «совокупность доказательств» на различных этапах расследования входят доказательства, достоверность которых еще предстоит установить. Поэтому не любая совокупность доказательств может характеризоваться как взаимно согласованная и внутренне связанная система доказательств, правильно отражающая объективную действительность. Такими свойствами должна обладать совокупность доказательства, лежащая в основе решения, принятого в результате всестороннего и полного исследования обстоятельств; когда по делу исследованы все возможные версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. Такая совокупность доказательств обеспечивает доказанность выводов по делу и должна лежать в основе обвинительного приговора.

По нашему мнению, понятие достаточности доказательств самым непосредственным образом связано с понятием предела исследования доказательств. По общему правилу, пределы исследования составляет вся та совокупность доказательств, которая достаточна для формирования убеждения о каком – либо обстоятельстве по делу или для ответа на вопросы, подлежащие разрешению следователем, судом. Правовую основу определения пределов доказывания, а тем самым достаточности доказательств составляют нормы УПК.

Для определения момента достижения пределов доказывания используются различные критерии. Так, под пределами доказывания понимают необходимую и достаточную совокупность доказательств, которая, будучи собранной по делу, обеспечивает его правильное разрешение путем установления обстоятельств, подлежащих доказыванию. Алексеев Н.С. Доказывание и его предмет в советском уголовном процессе. М., 1967 с .446. Миньковский Г.М. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. с. 187. Здесь критерием достижения пределов доказывания выступает количественный результат доказывания, то есть объем доказательств, который должен быть достаточным для установления доказываемого факта.

Пределы доказывания трактуются и как степень доказанности обстоятельств, подлежащих установлению, достаточную для построения выводов или обоснования достоверности. Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. Волгоград, 1988, с. 16-18. Здесь в основу определения положен качественный аспект понятия – достигнутое в результате доказывания знание об искомых обстоятельствах.

Вряд ли есть основания считать одно определение лучше другого, ибо каждое из них с разных сторон раскрывает понятие пределов доказывания.

Вопрос о соотношении пределов доказывания на предварительном и судебном следствии подробно рассмотрен в литературе. Существует мнение, что расхождения между предварительным и судебным следствием, с точки зрения круга используемых фактических данных и их источников, возникают лишь за счет ошибок в определении относимости, допустимости и достаточности доказательств. Мнение это представляется ошибочным.

Несомненно, следователь стремится собрать доказательства, необходимые и достаточные для истинных выводов о преступлении и преступнике. Однако задача суда в том и состоит, чтобы выяснить, соответствуют ли истине выводы следователя. Характерный пример в этом отношении представляет дело по обвинению С. в убийстве. Суд вынес оправдательный приговор, мотивировав это тем, что показания единственного очевидца недостаточны для признания подсудимого виновным. В кассационном определении об отмене этого приговора было указано, что суд первой инстанции не исследовал имеющиеся в деле данные, которые, по мнению органов предварительного расследования, подтверждают показания очевидца. Так, в суде не были допрошены свидетели, которым очевидец рассказывал об обстоятельствах преступления, сопровождая потерпевшего в больницу. Суд также не допросил врачей, которым потерпевший перед смертью называл убийцу. Не были исследованы в судебном следствии и заключения судебно- медицинских экспертов о телесных повреждениях у подсудимого, которые могли быть причинены потерпевшим при попытках обезоружить обвиняемого. БВС РФ, 2007, №5. С. 19

Для вывода о достаточности доказательств надо исходить из того, в какой момент производства по делу оцениваются совокупность доказательств и решение, которое на основе этой совокупности доказательств принимается; его цели, круг обстоятельств, которые должны быть установлены и должны служить фактическим основанием решения.

Поэтому мы не можем согласиться с утверждением некоторых авторов, что оценка доказательств на предварительном следствии всегда носит предварительный характер в отличие от окончательной оценки, даваемой судом при постановлении приговора. Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. М., 1960. с. 90. На предварительном следствии оценка доказательств может быть такой же окончательной , как и в суде, например, при прекращении дела за неустановлением события преступления. Предварительный или окончательный характер оценки доказательств определяется не стадией процесса, а тем, завершает ли данная оценка процесс доказывания по делу или нет.

При этом имеющаяся совокупность доказательств, достаточная для принятия решения, не означает, что в эту совокупность входят только доказательства, достоверность которых уже установлена, так как процесс доказывания еще не закончен, а следовательно, и не установлена достоверность каждого доказательства. Ульянова Л.Т. О достаточности доказательств. – Вестник МГУ. Право, №3. с. 30

Так, в момент привлечения лица в качестве обвиняемого, следователь должен располагать достаточными доказательствами, необходимыми для вынесения решения о привлечении в качестве обвиняемого. Однако следствие к этому моменту не заканчивается, продолжается и проверка достоверности доказательств, поэтому нельзя требовать от следователя, чтобы уже в этот момент была установлена достоверность каждого доказательства.

С учетом выше изложенного, достаточность доказательств представляет собой определяемую по внутреннему убеждению совокупность относимых, допустимых, достоверных доказательств, необходимых для установления обстоятельств преступления, в соответствии с действительностью, и вынесения обоснованных решений в процессе расследования и рассмотрения уголовного дела.

 

 

  1. Показания свидетелей как вид доказательств. Предмет и значение показаний свидетеля. Проверка и оценка свидетельских показаний.

 

Показания свидетеля – это его устное сообщение об обстоятельствах, имеющих значение для дела, сделанное в ходе допроса и запротоколированное в установленном законом порядке. Свидетельские показания являются самым распространенным видом доказательств. Они фигурируют в каждом уголовном деле.

Закон определяет круг лиц, которые не могут допрашиваться в качестве свидетеля. К ним относятся:

1) защитник обвиняемого – об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанности защитника:

2) лицо, которое в силу своих физических или психических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания:

3) адвокат, представитель профессионального союза и другой общественной организации – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением ими обязанностей представителя (например, представителя потерпевшего).

В соответствии с Конституции РФ, никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников депутат Федерального собрания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с депутатской деятельностью. Тайна исповеди охраняется Законом: свидетель не может допрашиваться и давать объяснения кому бы то ни было по обстоятельствам, которые стали ему известны из исповеди гражданина.

Все остальные лица могут быть допрошены в качестве свидетелей. Закон не устанавливает и каких-либо возрастных ограничений для свидетелей. В случае необходимости в качестве свидетелей могут быть допрошены и малолетние. Дополнительные требования установлены лишь в отношении лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности. Их допрос может проводиться лишь по их просьбе или с их согласия. Согласие испрашивается через Министерство иностранных дел.

Предмет свидетельских показаний В предмет показаний свидетеля могут входить обстоятельства совершения преступления, его подготовки или сокрытия, последствия совершенного деяния, а также иные любые обстоятельства, имеющие значение доказательственных фактов (например, факт неприязненных отношений между обвиняемым и потерпевшим

Свидетель может дать показания об обстоятельствах, которые он воспринимал непосредственно, либо о тех, которые ему известны со слов других лиц. В первом случае его показания будут первоначальным доказательством, во втором – производным. Однако, сообщая сведения, известные ему со слов других лиц, свидетель должен указать источник своей осведомленности, иначе его

показания не могут иметь доказательственного значения.

При оценке достоверности свидетельских показаний учитывается,

 

 

  1. возможность умышленного искажения информации, дачи заведомо ложных сведений. Поэтому проверяется заинтересованность свидетеля в исходе дела (является ли он родственником кому-либо из проходящих по делу лиц или посторонним), а также его моральные и психофизиологические качества (честность или лживость, склонность к фантазированию и т. п.). Особенно осторожно следует подходить к показаниям малолетних свидетелей, поскольку дети, как известно, весьма склонны к фантазированию, внушению.
  2. необходимо учитывать возможность неумышленного искажения информации, добросовестного заблуждения или ошибки. они могут быть обусловлены состоянием здоровья, личными психофизиологическими качествами свидетеля (например, значительная потеря зрения, наблюдательность или, напротив, рассеянность), его состоянием в момент восприятия (например, состояние алкогольного опьянения или усталость), условиями восприятия (время суток, освещенность, погода и др.). Точность запоминания тоже зависит от личных качеств свидетеля, а также от промежутка времени, прошедшего с момента наблюдения события до момента допроса.

Проверка показаний свидетеля осуществляется,

путем анализа их содержания, их полноты, непротиворечивости и т. п.

показания свидетеля сопоставляются с другими собранными по делу доказательствами, в том числе и с показаниями иных лиц.

для проверки показаний могут быть проведены различные следственные действия – эксперимент, осмотр, допросы других лиц, назначена экспертиза. В случае противоречий свидетеля с показаниями других лиц может быть проведена очная ставка.

 

 

  1. Показания потерпевшего, их предмет и значение. Проверка и оценка показаний потерпевшего.

 

Показания потерпевшего – это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона (ст.78 УПК).

Показания потерпевшего – это сведения, исходящие от лица, которому преступлением причинен вред; лица, заинтересованного в исходе дела.

Признаки показаний потерпевшего:

Ø это сведения, исходящие от лица, привлеченного к уголовному делу в качестве потерпевшего;

Ø это сведения, т.е. сообщения о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для дела;

Ø это устное сообщение;

Ø эти сведения сообщены в ходе его допроса (очной ставки);

Ø эти сведения зафиксированы в протоколе соответствующего следственного действия.

Природа показаний потерпевшего – дача показаний – это обязанность и право потерпевшего. Эта двойственность объясняется природой его показаний и российской традицией. Потерпевший – жертва преступления и имеет в уголовном деле свой интерес, поэтому его показания являются средством защиты своего интереса. Отсюда и право давать показания, фактически реализуемое как право требовать своего допроса относительно фактов, имеющих, по мнению потерпевшего, важное значение для защиты его интересов. Потерпевший – участник процесса со стороны обвинения, его интерес, как правило, состоит в изобличении и осуждении обвиняемого, а также в возмещении причиненного преступлением вреда.

Вместе с тем закон рассматривает показания потерпевшего и как средство доказывания, отсюда вытекает обязанность потерпевшего явиться на допрос и давать показания, т.к. его показания есть доказательства по уголовному делу. Потерпевший, как и свидетель, вправе не давать показаний против себя и своих близких родственников.

Основу показаний потерпевшего составляет, как правило, личное восприятие события преступления, и в этом случае они очень важны для уголовного дела, т.к. содержат сведения об обстоятельствах совершения преступления и лицах, его совершивших. В случае, если потерпевший не был невольным участником события, его показания важны для доказывания последствий преступления, характеристики причиненного ему вреда:

он может сообщить о характере, количестве и признаках похищенных вещей, повреждениях его имущества и т.п. Однако по делам частного обвинения показания потерпевшего, как правило, выступают одним из основных доказательств по уголовному делу.

Предмет показаний потерпевшего. Потерпевший может быть допрошен о любых обстоятельствах уголовного дела и в том числе о своих взаимоотношениях с обвиняемым и подозреваемым. Предмет и объем показаний потерпевшего во многом определяется фактическим участием или неучастием потерпевшего в совершенном преступлении, а также личным интересом потерпевшего.

Наиболее своеобразен предмет показаний потерпевшего по делам частного обвинения, когда в случае заявления встречных претензий со стороны обвиняемого в одном лице могут сочетаться и потерпевший, и подсудимый.

В показаниях потерпевшего присутствуют не только сведениях о фактах и обстоятельствах, но и оценки, умозаключения, предположения, что является следствием его заинтересованности в деле.

Оценка показаний потерпевшего определяется:

1) правовым положением потерпевшего: а) он участник процесса, имеющий собственный интерес, который не всегда совпадает с интересом стороны обвинения, поэтому важно иметь точное представление о характере содержания такого интереса (например, желание получить полное возмещение причиненного вреда или завысить размер ущерба; желание

отомстить за смерть близкого человека; скрыть свое аморальное провоцирующее поведение и т.п.), что позволит правильно оценить его показания;

б) а также правом знакомиться со всеми материалами уголовного дела, знать о предъявленном обвинении, присутствовать в зале суда, имея тем самым возможность скорректировать свои показания;

2) содержанием показаний – не только сведениями о фактах и обстоятельствах преступления, участником которых в той или иной степени был потерпевший, но и его оценками, выводами, версиями и т.д. Поэтому важной задачей является отделение сведений, сообщенных потерпевшим, от данных им оценок, высказанных суждений и т.п.;

3) факторами, влияющими на формирование показаний потерпевшего, – состоянием возбуждения, подавленности, испуга, стресса и т.п., особенно в тех случаях, когда потерпевший оказался невольным участником события преступления.

 

 

  1. Показания подозреваемого, их предмет и значение. Проверка и оценка показаний подозреваемого.

Показания подозреваемого – это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в хо–де досудебного разбирательства, и зафиксиро–ванные в установленном законом порядке.

Показания подозреваемого, как и показания обви–няемого, имеют двойственную природу, являясь, с од–ной стороны, источником доказательственной инфор–мации, а с другой – средством защиты его интересов. Подозреваемый не несет ответственности ни за отказ от дачи показаний, ни за дачу ложных показаний.

Согласно ст. 46 УПК подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента возбужде–ния против него уголовного дела (за исключением случаев, когда его местонахождение не установле–но) либо с момента его фактического задержания. В случае, если уголовное дело возбуждено по факту совершения преступления и в ходе дознания получе–ны достаточные данные, дающие основание подозре–вать лицо в совершении преступления, дознаватель составляет письменное уведомление о подозрении в совершении преступления, копию которого вручает подозреваемому. В течение трех суток с момента вру–чения лицу уведомления о подозрении в совершении преступления дознаватель должен допросить подо–зреваемого по существу обвинения (ст. 223.1 УПК). Подозреваемый вправе знать, в чем он подозревает–ся, и получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела либо копию протокола задержания, копию постановления о применении к не–му меры пресечения, копию уведомления о подозре–нии в совершении преступления.

Таким образом, предметом показаний подозре–ваемого являются обстоятельства, дающие осно–вание для подозрения, а также любые другие об–стоятельства, имеющие значение для дела. Разли–чие в показаниях подозреваемого и обвиняемого заключается в том, что на момент допроса подо–зреваемого обвинение еще не сформулировано и поэтому показания подозреваемого обычно ме–нее полны. При существенных противоречиях меж–ду показаниями в качестве подозреваемого и обви–няемоготе и другие подлежат тщательной проверке и оценке, в результате чего одни из них могут быть подтверждены и положены в основу обвинения, а другие отвергнуты.

За исключением указанных особенностей правила оценки показаний подозреваемого такие же, как и по–казаний обвиняемого.

Одной из разновидностей показаний обвиняемо–го и подозреваемого являются их показания против других лиц, так называемый оговор, т.е. заведомо ложное показание против другого лица. В тех слу–чаях, когда обвиняемый или подозреваемый дают показания против других лиц по тем обстоятель–ствам, которые составляют содержание обвинения или послужили основанием для задержания, и во–обще по тем фактам, деяниям, причастность к ко–торым допрашиваемого проверяется, он вправе давать любые показания, и ответственность за них, даже в случае их заведомой ложности, наступить не может.

Если показания против других лиц даются обвиняе–мым или подозреваемым по тем фактам, обстоятель–ствам, которые не входят в предъявленное обвине–ние и причастность к которым допрашиваемого вообще не проверяется, то в таких случаях обвиняе–мый или подозреваемый должен быть предупрежден о том, что он будет давать показания в качестве сви–детеля и, следовательно, может нести уголовную от–ветственность за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.