История татар Удмуртии

Удмуртия – республика многонациональная. Она была образована 4 ноября 1920 г. как Вотская автономная область на территории этнического преобладания удмуртов в Глазовском, Сарапульском, Елабужском и Малмыжском уездах Вятской губернии. Вместе с удмуртами во вновь образованной области в качестве этнических меньшинств проживали русские (42,2%), бесермяне, татары и др. (в совокупности 3,8 %). В дальнейшем соотношение этносов в демографической структуре Республики изменилось в сторону преобладания русских. Численность татар в границах Удмуртии неуклонно возрастала в 1920 г. – 11 007 (1,7%), 1933 г. – 22 350 (2,6%); 1939 г. – 41 100 (3,3%); 1959 г.– 71 900 (5,4%); 1970 г. – 87 100 (6,1%); 1989 г.– 110 490 (6,9%); 2002 г. – 109 218 (6,9%) .
Общая тенденция современности – уменьшение татар, проживающих в сельской местности (в период 1970–2002 гг. число сельских татар снизилось на 37%), и увеличение числа горожан-татар (за тот же период – в 1,5 раза) [14]. В 2002 г. лишь 16 158 (14,8%) татар являлись сельскими жителями, преобладающая масса – 93 060 (85,2%) – были горожанами. Татары в основном проживают в городах: Ижевск (59,2 тыс. чел.), Сарапул (8,9 тыс.), Можга (6,9 тыс), Глазов (5,0 тыс.), Воткинск (4,0 тыс.), Камбарка (1,0 тыс); а также компактно на севере Удмуртии – в Балезинском (3590, в т.ч. в пгт. Балезино – 2135), Юкаменском (2070), Игринском (896) районах, и на юге – Кизнерском (2756, в т.ч. п. Кизнер – 1186), Завьяловском (1833), Сарапульском (1542), Увинском (1315, в т.ч. пгт. Ува – 633), Камбарском (1789), Можгинском (1106), Мало-Пургинском (749), Алнашском (758), Киясовском (620) районах (по данным 2007 г.). Абсолютное преобладание татарского населения (до 80%) имеется в 20 сельских населённых пунктах: 16 – в северных, 4 – в южных районах.
Татары, будучи коренным народом Урало-Поволжья имеют давнюю историю освоения Вятских земель и прилегающих территорий, в том числе в границах современной Удмуртии.

1-й этап относится к Х – середине XIII в. В X в. вдоль южных границ современной Удмуртии проходили северо-восточные рубежи Волжской Булгарии, а в XI–XII вв. весь юг Удмуртии в границах низовья Камско-Вятского междуречья вошёл в зону непосредственного политического, экономического и культурного влияния Булгарского ханства. В результате торговых контактов с финно-угорскими племенами возникали временные торговые фактории булгарских купцов. В XII–XIII вв. изделия булгарских мастеров, особенно гончарная керамика, во множестве распространились и на севере Удмуртии – на поселениях чепецкой археологической культуры..
2-ой этап (1240-е – 1430-е гг.), когда после разгрома Булгарского государства монголо-татарами началось заметное передвижение булгар на северо-запад вдоль р. Вятки и северо-восток вдоль р. Камы, появляются достоверные следы присутствия на территории Удмуртии булгар – это массовое захоронение булгар 1351 г. в Сарапуле и могильная плита с арабографичной надписью 1323 г. на берегу Чепцы в д. Гордино Балезинского района.
Гординский камень – самый северный артефакт распространения булгарских эпитафий(надгробная надпись). В отрыве от основной территории распространения он выделяется из эпитафий других округов заглавной формулой и орнаментальной полосой, состоящей из тройного плетения, что позволяет выделить его как локальный вариант булгарских эпиграфических памятников XIII–XIV вв.
Усиление массовой миграции населения Булгарии на север, в лесную зону Предкамья, т. е. на южные территории нынешней Удмуртии, произошло в золотоордынский период, во второй половине XIV – начале XV в. Здесь булгары поселялись на вновь расчищенных землях или в местах, уже освоенных предками удмуртов – среди них или рядом с ними.
Дальнейшие этногенетические процессы происходили в XV–XVI вв. (3-й этап) в границах двух государств. Южная половина современной Удмуртии находилась под экономическим и политическим контролем Казанского ханства. Татарские поселения существовали на месте городов Можга, Сарапул, д. Пирогово. Северные территории Удмуртии являлись частью Вятской земли, а с 1489 г. – Московского государства. Здесь, в низовьях р. Чепца не позднее середины XV в. возникло Каринское опричное княжество и началось формирование нукратских (каринских, или чепецких) татар, в этногенезе которых участвовали татарские арские князья, ассимилированные ими предки бесермян и удмурты, испытавшие тюркскую аккультурацию ещё на территории Прикамья. В 1489 г. в Москву были вывезены все арские князья; в ходе переговоров Иван III отпустил их обратно, оставив за ними на военно-ленном праве поместья и угодья вдоль Чепцы от устья до истока (территории современной северной Удмуртии), право собирать пошлину с удмуртов и бесермян. Власть русских наместников на земли и население княжества не распространялась.
4-й этап (середина XVI – XVII вв.) был обусловлен падением Казанского ханства и последовавшими миграциями населения. На севере Удмуртии после окончательного присоединения Казанских земель надобность в военных и дипломатических услугах арских князей отпала. В 1588 г. царь Федор Иоаннович окончательно освободил каринских и верхочепецких удмуртов от власти арских князей на Вятке (этот указ не распространялся на бесермян). Низведённые до положения черносошных крестьян бывшие арские князья стали активно мигрировать назад, в районы Заказанья или искать свободные земли. К концу XVII в. часть мигрантов осела в Елабужской округе (д. Салауш, Варзинская), Арской округе на землях вдоль р. Иж (дд. Шамбулат, Аладербыш), Бугульминской округе (д. Якиево), Алатской дороге Казанского наместничества (дд. Шашинская, Айбулат, Ура), Уфимском наместничестве (д. Андагулово). Другая группа нукратских татар мигрировала в поисках новых земель на восток – на среднее течение и в верховья р. Чепцы (бассейн Люка, Юнды, Сепыча, Убыти, Лекмы, Лемы). С тех пор территориальные границы проживания чепецких татар в северной Удмуртии изменялись незначительно и ограничиваются сегодня Балезинским, Юкаменским, Глазовским и Ярским районами. С середины XVII в. численность чепецких татар стала неуклонно возрастать. Оставшиеся на Вятке бывшие арские князья и их потомки Араслановы, Девятьяровы, Касимовы сохраняли свое экономическое господство над северными удмуртами на всём протяжении XVII и даже XVIII в.: «исполняли» обязанности толмачей, стряпчих, старост удмуртских долей, часть удмуртов содержали дома на положении рабов. Прошение потомков арских князей вернуть им княжеские привилегии в 1789 г. было отклонено.
На юге Удмуртии после покорения Казанского ханства Русским государством происходил процесс правительственной колонизации земель, создание русских опорных пунктов в Среднем Прикамье, некоторые возникали на месте прежних татарских поселений, например, Сарапул и Каракулино. Местами татары изгонялись или добровольно уходили из районов, предназначенных для колонизации, и основывали новые деревни севернее, южнее или восточнее прежнего места – в каракулинском Прикамье и в низовьях Ижа и Тоймы. Одновременно здесь земельными угодьями за службу государству был награждён татарский мурза Багиш Яушев. В 1582 г. ему во владение были отданы территории Терсинской волости от истоков Ижа до устья Камы, в т.ч. татарские деревни.
К концу XVII в. численность татар и бесермян в Удмуртии составила приблизительно 3 тыс. чел. (4,5%) .
В процессе реализации политики добровольного крещения (вторая половина XVI – конец XVII в.) возникла группа старокрещёных татар, оформившаяся впоследствии в этнос кряшены. На территории Удмуртии – это субконфессиональная группа елабужских кряшен, компактно проживающих на юго-западе – в Алнашском, Граховском и Кизнерском районах.
На 5-м этапе (XVIII в.) изменение численности татар Удмуртии происходило по причине христианизации и продолжающихся миграций.
В истории чепецких татар принудительное крещение XVIII в. стало фактором дальнейшего развития этногенетических процессов. Вследствие лишения потомков арских князей привилегий служилого населения сложились предпосылки для преодоления социального неравенства между татарами и бесермянами. Этому способствовала также единая вера двух народов – ислам. При нормальном ходе исторического развития произошла бы консолидация татар и бесермян при частичной ассимиляции последних. Однако в период 1725–1762 гг. сближение народов приостановилось из-за крещения части бесермян: к 1762 г. 53% бесермян (1142 чел.), проживавших в Слободском и Глазовском уездах, уже числились новокрещенами. Разница в конфессиональной принадлежности в условиях сурового административного контроля за новокрещенами привела к тому, что с конца XVIII – начала XIX в. крещёные бесермяне значительно отдалились от татар-мусульман и получили условия для более тесного контакта с принявшими крещение удмуртами. Другая часть бесермян отказалась от крещения, осталась верной исламу и начала быстро смешиваться с татарами-мусульманами, существенно пополнив их число.
На юге Удмуртии увеличение концентрации татар было связано со строительством и организацией деятельности Ижевского и Воткинского железоделательных и оружейного заводов, построенных на землях татарского мурзы, российского государственного деятеля генерал-майора Кутлымухамеда Тевкелева, купленных в 1720–1730-е гг. у помещиков Яушевых.
Существенный рост татарского населения в посёлках Ижевского и Воткинского заводов отмечается в XIX – начале XX в. (6-й этап) за счёт привлечения к труду приписных и крепостных крестьян, а впоследствии – вольнонаёмных из Агрызской волости Сарапульского уезда (преимущественно д. Агрыз, Иж-Бобья, Иж-Байкеево), а также Малмыжского уезда Вятской губернии; Мамадышского, Чистопольского, Свияжского, Лаишевского уездов Казанской губ.,. Минзелинского и Бирского уездов Уфимской губ. К началу XIX в. в пригороде Ижевского заводского посёлка образовалась отдельно стоящая Татарская слобода; в 1844 г. в ней проживали 379 татар, в 1878 – 551, 1908 – 947. Рабочие Воткинского завода жили так же – компактно в Татарской слободе . Численность татар-горожан Сарапула начала существенно расти в 1880-е гг. и составила в 1912 г. 853 чел. (3,7%); все они – выходцы из Агрызской и Исенбаевской волостей Сарапульского уезда, а также из Малмыжского уезда Вятской губ., Минзелинского и Бирского уездов Уфимской губ., Свияжского и Мамадышского уездов Казанской губ., единично – из Бугульминского уезда Самарской губ.
Чепецкие татары в XIX в. продолжали оставаться сельскими жителями, проживали в 31 населённом пункте, фактически не участвовали в эмиграционных процессах; их численность выросла с 338 чел. в 1782 г. до 9997 чел. в 1910 г., но их доля в Глазовском уезде Вятской губернии оставалась в границах 2-2,5%.
В советский период (7 этап) количество татар в Удмуртии выросло за счёт увеличения их численности в южных районах: волны миграции были вызваны событиями Гражданской войны, голодом 1921–1922 гг., политикой индустриализации 1920-х – начала 1930-х гг., ростом оборонной промышленности в годы Великой Отечественной войны и в первое десятилетие после её окончания, расширением сектора «оборонки» в промышленности Удмуртии в 1960-1970-е гг. Основные пути трудовой миграции в Ижевск, Воткинск, Сарапул по-прежнему шли из Агрызского, Минзелинского, Актанышского районов ТАССР. Массовое переселение с территории Татарстана в Сарапульский, Каракулинский, Алнашский, Завьяловский районы Удмуртии в конце 1970-х годов стало, кроме того, результатом строительства Нижнекамского водохранилища и последовавшим отчуждением для затопления земель с десятками сельских населённых пунктов. Неуклонно возрастающий процесс урбанизации чепецких татар (начавшийся в середине 1950-х годов) ограничивался переселением в основном в г. Глазов, а также в поселковые пункты, расположенные на основной этнической территории . С 1970-х годов начинаются процессы вторичной миграции чепецких татар – в крупные и средние города Урало-Поволжья, в том числе в Ижевск.
Таким образом постепенно сформировались два ареала расселения татар в Удмуртии – северный и южный. Первоначально (до четвёртого этапа включительно) в этногенетическом плане они были близки, т.к. в качестве одного из ведущих компонентов этногенеза выступали арские татары (татары Арской даруги). Впоследствии, начиная с пятого этапа (c XVIII в.), ареалы стали значительно различаться.
Северный ареал развивался самостоятельно, его основу составили потомки татарских арских князей и ассимилированные ими бесермяне. Длительное развитие в изоляции от основного татарского массива Урало-Поволжья привело к сложению особой этнографической группы, известной в науке как чепецкие (нукратские) татары. Их расселение имеет чёткую локализацию: северные районы Удмуртии и с. Карино, г. Кирово-Чепецк Кировской области.
Южный ареал татар Удмуртии не совпадает с административными границами Республики, т.к. складывался преимущественно не за счёт собственных этнических ресурсов, а постоянных, непрекращающихся в течение двух столетий миграций татар из пограничных территорий их компактного расселения, в первую очередь Агрызского района Татарстана и Малмыжского района Кировской области. В данном случае говорить об субэтническом образовании татар в границах южных районов Удмуртии не приходится. Скорее, существует этнокультурная группа, осознающая своё единство вне рамок современных территориально-административных границ.

Список использованной литературы.
1. Иванова М.Г. Истоки удмуртского народа. – Ижевск, 1994
2. Исхаков Д.М. О происхождении «арских князей» и их месте в этнополитической структуре Казанского ханства // 3аказанье: проблемы истории и культуры. – Казань, 1995. С. 95–98
3. Касимова Д.Г. Ислам на Вятской земле // Самобытная Вятка. – Киров, 2009