Идея развития, ментальность и характер цивилизаций

Идея развития, ментальность и характер цивилизаций
Социальная мутация, в результате которой возник античный мир с его отличными от
Востока социально-политическими и гуманистическими ценностями, породила совершенно
иной тип мышления. Старый его тип, при котором «повседневный опыт мог быть понят и
иметь смысл лишь в сравнении с принятыми за эталон “изначальными” действиями богов»
[4, с. 127], а «повседневное делает изначальное умопостигаемым» [4, с. 128], сменился
новым типом. По мнению Ж.-П. Вернана «эта интеллектуальная революция представляется
столь внезапной и глубокой, что её считали необъяснимой в терминах исторической
причинности и поэтому говорили о “греческом чуде”» [4, с. 128]. То есть, вслед за
социальной мутацией произошла мутация в ментальной сфере, породившая иной тип
мышления, универсальным инструментом которого стала аристотелева логика. Ранее автором был сделан вывод, что «“мутантное” общество, порождённое феноменом
античного мира, существовало сначала как древнегреческая, затем как древнеримская
цивилизация, носителем которой был суперэтнос, сформировавший мощнейшее ментальное
поле и породивший цивилизацию средневековой Европы. Приблизительно в VI в. до н.э.
раздел человечества на две ментальные суперобщности, в основе которых лежали
противоположные базовые ценности, состоялся» [15, с. 3].
Ментальные особенности существующих ныне суперцивилизаций уже
систематизированы [16, с. 73], в связи с чем рассматривать этот вопрос в настоящем
исследовании нет необходимости. Важно лишь заметить, что важнейшим различием,
непосредственно повлиявшим на эволюцию идеи развития в античном мире, стало различие
в способах мыслительных операций, применяемых для достижения истины и в признании
двузначной логики универсальным инструментом мышления, позволяющим сводить
результаты как чувственного, так и интеллектуального познания к рациональным
умственным моделям. Благодаря созданной Аристотелем процедуре познания, которая стала
общепринятой, чувственные артефакты и вера были отсечены от процесса научного
мышления, что означало недостижимый до тех пор уровень его рационализации. Выводное
знание стало возможно получать, не обращаясь к чувственному опыту. Итогом этого стала
«десакрализация знания, появление типа мышления, чуждого религии … И если верно, что
милетцы заимствовали нечто у мифа, то верно также и то, что они очень глубоко изменили
образ вселенной, придав ему пространственные формы … упорядочив его … спроецировав
на мир природы концепцию порядка и закона» [4, с. 132].
Таким образом, одновременно с социальной мутацией произошла и мутация в
общественном сознании, которое стало значительно более рациональным на всех уровнях, от
обыденного до научного. А в научном сознании европейцев рационализм со времени
классической греческой античности стал ведущей тенденцией.
На карте ментальных полей мира (под которыми автор статьи подразумевает
территории, занятые народами с принципиально сходным в своих основах способом
восприятия мира, мышления, оценки места человека в социуме и природе, с определённым
отношением к вопросам личной и экономической свободы) в эпоху классической античности
появилась территория с исторически новым, по отношению к Востоку, ментальным полем. И
с этого времени Запад стал Западом, а Восток остаётся Востоком. Порождённая античной
социальной мутацией цивилизация Запада, выстояв в условиях колоссального внешнего
прессинга в эпоху конца Древнего мира, сформировала в раннем средневековье совершенно
иной стиль жизни, основанный на рационализме, индивидуализме, противопоставлении
человека как меры вещей всему сущему, и обеспечив при этом более высокую, чем на
Востоке, скорость социально-экономического прогресса.
Проблемы, связанные с изучением временной и пространственной динамики
ментальных полей, с уточнением их конфигурации в различные исторические эпохи ещё
ждут своих исследователей. Но в общем плане картина ясна уже сегодня, благодаря работам
выдающихся мыслителей XX в. О. Шпенглер первым составил список великих цивилизаций,
рассматривая цивилизации как «органически-логическое следствие, как завершение и исход
культуры» [18, т. 1, с. 163] А.Дж. Тойнби ввёл в научный обиход понятие цивилизаций как
обществ одного вида и начал их системное сравнительное исследование [17]. Л.Н. Гумилёв,
отталкиваясь от идеи цикличности в развитии цивилизаций, связал эту цикличность с
естественными этапами развития этносов и суперэтносов как носителей определённой
культуры [6]. Считается, что, менталитет в числе прочих характеристик включает
особенности мышления и преимущественный образ мыслей по отношению к внешним
объектам. Общая структура ментального поля Земли для разных эпох рассмотрена в
большом количестве работ, анализ которых выходит за пределы темы этой статьи. Для
наших задач необходимо лишь обратить внимание на конфигурацию ментального поля в
эпоху античной социальной мутации. “В начале II тысячелетия по двум берегам Средиземноморья ещё не проходила линия
разрыва между Востоком и Западом…» – подмечал Ж.-П. Вернан [4, с. 33]. В V в. до н.э.
такой разлом образовался. Античному обществу, первоначально представленному только
Древней Грецией и Древним Римом и породившему позднее западноевропейскую
цивилизацию, противостояли гораздо более ранние великие восточные цивилизации:
персидская (ранняя сирийская по классификации А.Дж. Тойнби), индийская и
дальневосточная, занимавшие огромные территории и имевшие колоссальные природные и
людские ресурсы для своего развития.
Однако сама идея развития для восточных цивилизаций оставалась непривлекательной в
связи с рядом причин. В персидской цивилизации ей противостояла идея божественной
власти правителя, которую не должны были поколебать никакие перемены. В индийской, в
силу рассмотренных выше особенностей развития философии и культуры этой цивилизации,
идея развития замкнулась сама на себя, была постоянно направлена в прошлое, вращаясь по
кругу бесчисленных перерождений и возвращений к исходному состоянию бытия. В
дальневосточной цивилизации она подавлялась установлением жёсткого социального
порядка, направленного на вечное сохранение общественной структуры; и эти принципы
переносились в философию и закреплялись в ней. И лишь крохотная Древняя Греция,
социальный мутант в мире могучих гигантов цивилизациогенеза, сформировала философию
линейного развития (своего рода стрелы, направленной в будущее) на основе признания
человека мерой всех вещей и его права самому распоряжаться своей судьбой и определять
направление развития мира людей, независимо от воли богов.
В современном мире, где набирают силу идеи глобализма, в мире социальной
конвергенции, вопросам ментальной традиции уделяется крайне недостаточное внимание.
Между тем, понимание особенностей мышления в целом и восприятие процесса развития
как в целом, так и в приложении к социуму, может существенно повлиять на степень
готовности социума к восприятию тех изменений, которые назревают в процессе как
внутреннего, так и мирового социально-экономического развития. Стремление
определённых сил в геополитических центрах влияния перекроить к своей выгоде весь мир
по собственным лекалам приводит к межкультуральным противоречиям, разрешение
которых уже перешло в плоскость новых политических, экономических, этнических и
военных конфликтов, привело к международному терроризму и краху политики
мультикультурализма в современной Европе