3. Защита «вольностей» неаристократических слоев населения

3. Защита «вольностей» неаристократических слоев населения:
Малочисленность статей, непосредственно посвященных рыцарям, не свидетельствует, однако, о том, что бароны исходя из «эгоистических интересов» закрепляли только свои права и привилегии, ущемляя при этом права рыцарей и горожан.
Это противоречило бы как общей расстановке социально-политических сил в описываемых событиях, так и прямому требованию самой Хартии в форме королевского заверения, что «все вышеназванные в ней обычаи и вольности… насколько это касается нас в отношении к нашим вассалам, все в нашем королевстве, как миряне, так и клирики, обязаны соблюдать, насколько это касается их в отношении к их вассалам» (ст. 60 Все же те вышеназванные обычаи и вольности, какие только мы соблаговолили признать подлежащими соблюдению в нашем королевстве, насколько это касается нас в отношении к нашим (вассалам), все в нашем королевстве, как миряне, так и клирики, обязаны соблюдать, насколько это касается их в отношении к их вассалам.).
Статьи Хартии о выравнивании феодальных привилегий, о взаимности прав и обязанностей в рамках феодальной иерархии между лицами высшего и низшего общественного положения (от рыцарей до баронов и даже королей) можно отнести к проявлению «идеала законности», что наряду с практикой субинфеодации способствовало сохранению единого классового сознания, как высшей аристократии, так и мелкопоместного рыцарства, что основывалось на главном по нормам феодального права противопоставлении «свободных людей» зависимому вилланству.
Небольшое количество статей Хартия посвящает и английскому городу, горожанам, что, однако, тоже не означает, что бароны в своих эгоистических интересах просто обходили их своим вниманием при составлении Хартии. И королю, и баронам всегда не хватало денег, которые сосредоточивались в городах как торговых центрах, поэтому они искали поддержки горожан.
Значительное внимание Хартия уделяет проблеме долгов свободных землевладельцев, их наследников и вдов английским купцам и евреям-ростовщикам, запрещая, в частности, отбирать земли и доходы с нее, «пока движимости должника будет достаточно для уплаты долга» (ст. 9 Ни мы, ни наши чиновники не будем захватывать ни земли, ни дохода с нея за долг, пока движимости должника достаточно для уплаты долга; и поручители самого должника не будут принуждаемы (к уплате его долга), пока сам главный должник будет в состоянии уплатить долг; и если главный должник окажется не в состоянии уплатить долг, не имея откуда заплатить, поручители отвечают за долг и, если пожелают, могут получить земли и доходы должника и владеть ими до тех пор, пока не получат возмещения долга, который они перед этим за него уплатили, если только главный должник не докажет, что он уже разсчитался с этими поручителями.). Характерно, что Хартия не требовала при этом ограничения ростовщического процента.
К моменту принятия Хартии английский город, благодаря своей корпоративной сплоченности, не был бесправен. Со времен Генриха I бурги, жители которых не пользовались правом самоуправления, превращались в города (towns), т.е. в свободные ассоциации горожан. К началу XII в. в городах избирались шерифы, городам было предоставлено право иметь собственные суды. Расширил финансовую и судебную свободу городов Генрих II, запретив взимание пошлин с горожан за провоз товаров и другие сборы, ограничив судебные штрафные санкции, запретив арест земли за долги, исключив ограничения свободы браков, опекунских прав над наследниками и пр.
Исторические документы того времени свидетельствуют, что горожане уже пользовались в начале ХШ в., благодаря дарованным их сеньорами частным хартиям, теми правами и привилегиями, которых добивались бароны с помощью подписания Хартии. Благодаря этому обстоятельству в (ст. 13 И город Лондон должен иметь все древния вольности и свободные свои обычаи как на суше, так и на воде. Кроме того, мы желаем и соизволяем, чтобы все другиe города и бурги, и местечки, и порты имели все вольности и свободные свои обычаи.) Хартии лишь в обобщенной форме были подтверждены «древние вольности и свободные обычаи как на суше, так и на воде», принадлежавшие городу Лондону и другим городам, бургам, местечкам и портам. Более того, (ст. 28 Ни констебль, ни другой какой-либо наш чиновник не должен брать ни у кого хлеб или другое имущество иначе, как немедленно же уплатив за него деньги или же получив от продавца добровольное согласие на отсрочку (уплаты).) запрещала незаконные поборы с горожан и с других свободных людей.
Трудно переоценить значение, особенно для горожан, (ст. 35 Одна мера вина пусть будет по всему нашему королевству, и одна мера пива, и одна мера хлеба, именно лондонская четверть, и одна ширина крашеных сукон и некрашеных и сукон для панцырей, именно два локтя между краями; то же, что о мерах, пусть относится и к весам.) Хартии, установившей единство мер и весов в стране, а также (ст. 41 Все купцы должны иметь право свободно и безопасно выезжать из Англии и въезжать в Англию, и пребывать, и ездить по Англии, как на суше, так и по воде, для того, чтобы покупать и продавать без всяких незаконных пошлин, уплачивая лишь старинныя и справедливыя, обычаем установленныя пошлины, за исключением военнаго времени и если они будут из земли, воюющей против нас; и если также окажутся в нашей земле в начале войны, они должны быть задержаны без ущерба для их тела и имущества, пока мы или великий юстициарий наш не узнаем, как обращаются с купцами нашей земли, находящимися тогда в земле, воюющей против нас; и если наши там в безопасности, то и те другие должны быть в безопасности в нашей земле., 42 Каждому пусть впредь будет позволено выезжать из нашего королевства и возвращаться в полной безопасности, по суше и по воде, лишь сохраняя верность нам; изъятие делается, в интересах общей пользы королевства, только для некотораго короткаго времени в военное время; исключаются сидящие в заключении и поставленные, согласно закону королевства, вне закона, а также люди из земли, воюющей с нами, и купцы, с которыми надлежит поступать так, как сказано выше.), закреплявших право не только купцов, но и каждого свободного (этим правом не пользовалась зависимая часть населения — вилланы) на беспрепятственный и безопасный въезд, передвижение и выезд из страны. Исключения касались только купцов из воюющих с Англией стран, с которыми предписывалось обращаться так, «как обращаются с купцами нашей земли». Эти статьи, способствовавшие развитию мировой торговли путем создания условий для безопасности рынков и торговых путей, закрепляли новые принципы торгового права, основанные на требованиях объективности, универсальности правосудия, взаимности прав и обязанностей, предвосхищая одно из универсальных требований свободы личности в наши просвещенные времена.