2. Защита «прав» и «вольностей» (материальных интересов) баронов как непосредственных вассалов короны

2. Защита «прав» и «вольностей» (материальных интересов) баронов как непосредственных вассалов короны:
Благодаря закономерному развитию правовой культуры к этому времени, устанавливается феодальное право как система объективных, точных, единообразных и универсальных обычно-правовых норм о правах и обязанностях сюзеренов и их вассалов, начиная с верховного сюзерена — короля и его непосредственных держателей, т.е. феодальное право как таковое, и совокупность норм, регулирующих отношения зависимых вилланов и их лордов, т.е. манориальное право. Собственно феодальное право включало в себя следующие элементы:
право вассала на долю в феоде, которое не могло быть произвольно отчуждено,
право сеньора требовать от своих вассалов исполнения военной службы (либо выплаты введенных в Англии в XII в. особых денежных сумм — «щитовых денег»), а также личной денежной помощи в ряде исключительных обстоятельств,
право собирать особый налог при наследовании земли и ее субинфеодации (рельеф),
право опеки над несовершеннолетними наследниками его вассалов и т.д.
При этом сеньориально-вассальные отношения могли быть прекращены путем процедуры «отзыва верности», если одна из сторон нарушила свои обязательства, причинив другой стороне серьезный ущерб. Важнейшим принципом европейского феодального права являлся принцип коллективного правосудия, что предполагало особую повинность каждого вассала участвовать в «суде равных» своего лорда.
В целом восстановлению этих общепризнанных, устоявшихся в средневековом обществе обычно-правовых норм, их закреплению, упорядочиванию и уточнению и была посвящена большая часть положений ВХВ 1215 г.
В частности, ст. 2 Хартии не только подтверждала право наследников графов и баронов и других непосредственных держателей земли от короля (in capita) уплачивать «старинный рельеф», но и фиксировала его законные рамки в денежном выражении за «графскую баронию», за «рыцарский фьеф» и пр. В (ст. 3 Если же наследник кого-либо из таких (держателей) окажется несовершеннолетним и находящимся под опекой, то, достигнув совершеннолетия, пусть получает свое наследство без уплаты рельефа и пошлины., 4 Опекун земли этого наследника, который несовершеннолетен, должен брать с земли наследника только умеренные доходы и умеренные обычные платежи и умеренные повинности, и при этом не нанося ущерба и разорения ни людям, ни вещам; и если мы поручим опеку какой-либо из таких земель шерифу или кому-либо другому, который должен будет давать нам отчет о доходах ея, и он разорит и опустошит эту находящуюся под его опекой землю, то мы возьмем с него штраф, и земля пусть будет поручена двум полноправным и честным людям из этого фьефа, которые и будут давать отчет о доходах нам или тому, кому мы назначим; и если мы подарим или продадим кому-либо опеку над какой-нибудь из таких земель, и он произведет на ней разорение или опустошение, то он лишится этой опеки, и она будет передана двум полноправным и честным людям из этого фьефа, которые таким же образом, как сказано выше, будут давать нам отчет., 5 Опекун же, пока будет держать в опеке землю, будет поддерживать дома, парки, помещения для скота, пруды, мельницы и прочее, относящееся к этой земле, из доходов этой земли и обязан будет передать наследнику, когда тот достигнет совершеннолетия, всю его землю снабженной плугами и другим сельскохозяйственным инвентарем, сколько требуется его в рабочее время и сколько можно иметь его, сообразуясь разумно с доходами с земли.) Хартии закреплялись традиционные нормы о принадлежащем королю праве опеки над несовершеннолетними наследниками своих вассалов при условии прекращения злоупотреблений этим правом со стороны королевских чиновников.
Не затрагивая право короля и других сеньоров вмешиваться в брачные отношения наследников и вдов своих держателей (см. ст. 6 Наследники будут вступать в брак так, чтобы не было неравнаго брака, и таким при том образом, чтобы до заключения брака об этом доводилось до сведения близких из кровных родственников самого наследника., 7 Вдова после смерти мужа своего немедленно же и без всяких затруднений пусть получает приданое и свое наследство и пусть ничего не платит за свою вдовью часть или за свое приданое, или за свое наследство, каковым наследством муж ея и сама она владели в день смерти мужа, и пусть остается в доме своего мужа в течение сорока дней после смерти его, в течение которых ей будет выделена ея вдовья часть., 8 Никакая вдова не должна быть принуждаема к браку, пока желает жить без мужа, так, однако, чтобы представила ручательство, что не выйдет замуж без нашего соглаея, если она от нас держит, или без согласия своего сеньера, от котораго она держит, если она от кого-либо другого (а не от нас) держит.), Хартия, тем не менее, защищала их земельные держания от конфискации за долги самому королю или евреям-ростовщикам (эти долги, как правило, также переходили в королевскую казну). Феодальный принцип взаимности прав и обязанностей сеньора и вассала нашел четкое выражение в (ст. 37 Если кто держит от нас per feodifirmam или per socagium или per burgagium, а от кого-либо другого держит землю за военную повинность (рыцарскую службу), мы не будем иметь опеки над наследником и над землею его, которую он держит от другого, на основании этой feodifirmae, или socagii, или burgagii; не будем мы иметь опеки и над этой feodifirma, или над socagium, или над burgagium, если сама эта feodifirma не обязывает нести военную повинность. Мы не будем иметь опеки над наследником или над какой-либо землею, которую он держит от другого за рыцарскую службу, на том основании, что он (в то же время) и от нас держит землю на праве parvae sergenteriae, обязанный давать нам ножи или стрелы или что-либо подобное. ( Feodifirma, socagium и bargagium – разные виды свободнаго, но не военнаго, не рыцарскаго держания, именно: денежное держание, простое свободное держание и городское держание, т. е. держание по городскому праву. – Прим. пер.)) Хартии, согласно которой королю впредь запрещалось «вмешиваться в права других сеньоров-опекунов над наследниками или над какой-либо землей, которую он держит от другого за рыцарскую службу».
К традиционным нормам относится и (ст. 12 Ни щитовыя деньги, ни nocобиe (auxilium) не должны взиматься в королевстве нашем иначе, как по общему совету королевства нашего (nisi per commune consilium regni nostri), если это не для выкупа нашего из плена и не для возведения в рыцари первороднаго сына нашего и не для выдачи первым браком замуж дочери нашей первородной; и для этого должно выдавать лишь умеренное пособие; подобным же образом надлежит поступать и относительно пособий с города Лондона.) Хартии, закреплявшая обязанность королевских вассалов выплачивать своему сюзерену личные пособия в случае его выкупа из плена, а также для возведения в рыцари его первородного сына и выдачи первым браком его первородной дочери. Характерно, что согласно Хартии такие же пособия королю должен был уплачивать только город Лондон, находящийся под его непосредственным контролем.
Принципиально новым положением ст. 12 стало требование выплаты королю «щитовых денег» и пособий не иначе как по решению «общего совета королевства», в который входили иерархи католической церкви и бароны, крупнейшие землевладельцы, a также все те, кто держал землю от короля непосредственно. Здесь король выступает, в роли феодального сеньора, законность требований которого к своим вассалам была закреплена феодальным обычаем. Фактически эти поборы и пособия перекладывались баронами и графами на плечи своих вассалов, кроме того, к их выплате привлекались простые фригольдеры и вилланы.
Прямым следствием принципа «взаимности прав и обязанностей» в феодальном праве Европы стало закрепление в (ст. 15 Мы не позволим впредь никому брать пособие с своих свободных людей, кроме как для выкупа его из плена и для возведения в рыцари его первороднаго сына и для выдачи замуж первым браком его первородной дочери; и для этого надлежит брать лишь умеренное пособие., 16 Никто не должен быть принуждаем к несению большей службы за свой рыцарский лен или за другое свободное держаше, чем та, какая следует с него.) Хартии норм о равных правах вассалов других лордов с вассалами короля при взимании с них пособий и несении различных видов службы, что имело непосредственное отношение в первую очередь к рыцарям. К числу немногих статей, касающихся прав и привилегий рыцарей, относилась и (ст. 29 Никакой констебль не должен принуждать рыцаря платить деньги взамен охраны замка, если тот желает лично охранять его или через другого честнаго человека, если сам он не может сделать этого по уважительной причине; а если мы поведем или пошлем его в поход, он будет свободен от обязанности охраны замка соразмерно времени, в течение какого он был в походе по нашему повелению.), запрещавшая констеблю принуждать рыцаря платить вопреки его желанию деньги взамен личной охраны замка своего лорда. Дело в том, что к тому времени все большее число феодальных повинностей переводилось в денежную форму.